Погода в Семее
-15°С
в Семее Пасмурно
давление: 758 мм.рт.ст.
USD422.87
EUR503.38
RUB5.6
CNY64.3
Авторизуйтесь через социальную сеть:

GoogleMailruOdnoklassnikiVkontakteYandex
Сегодня 26 ноября 2020 года, четверг

Новости Казахстана

Кто отвечает за межнациональное согласие в Казахстане-2020?

Важность вопросов этнического согласия привнес в информационное пространство постсоветских стран армяно-азербайджанский конфликт в Нагорном Карабахе. Однако столкновения на этнонациональной почве опасны не только для межгосударственных отношений, но и могут подрывать саму государственность «изнутри».
Кто отвечает за межнациональное согласие в Казахстане-2020?

С историком и этнологом Нуртаем МУСТАФАЕВЫМ поговорили о состоянии «национального вопроса» в Казахстане, и о том, кто в стране должен за него отвечать. Об этом сообщает ia-centr.ru.

– Нуртай Идиянович, в мае в Казахстане ликвидировали комитет религиоведческой экспертизы Министерства информации и общественного развития (МИОР) и взамен создали комитет по развитию межэтнических отношений (КРМО) при Мининформе. В числе функций нового органа – проведение изучения и анализа межэтнического согласия в республике. Можно ли говорить, что у госорганов Казахстана теперь есть механизм предупреждения подобных конфликтов? 

– На самом деле изменилась структура внутри одного Министерства информации и общественного развития (МИОР). А именно, Департамент по развитию межэтнических отношений был преобразован Комитет по развитию межэтнических отношений. 

Комитет – более высокий уровень структурного подразделения министерства, глава которого, как правило, вице-министр соответствующего министерства. Более низкого уровня структурные подразделения министерств – как раз департаменты, управления. 

Путаница, непонимание в СМИ, могли возникнуть в связи с тем, что реорганизация осуществлена одним постановлением правительства. Одновременно с созданием КРМО был упразднен только «Центр религиоведческой экспертизы» этого же министерства. Создание Комитета и упразднение указанного «Центра» – вещи не взаимосвязанные. Центры, НИИ – вспомогательные организации.

По определению, основная функция КРМО – формирование государственной политики в сфере межэтнического согласия. 

На мой взгляд, СМИ преувеличивают значение создания Комитета по развитию межэтнических отношений МИОР. Почему? На самом деле этот Комитет был создан не на пустом месте, а на базе департамента с тем же названием, то есть речь даже не о создании, а о преобразовании. Ждать чего-то эпохального не стоит, само решение говорит лишь о намерении министерства усилить работу в этом направлении. Понятно, что конфликт, погромы в Кордайском районе стали поводом, ускорившим принятие подобного решения.

В СМИ в статьях о межэтническом взаимодействии довольно часто в отношении русских, узбеков, украинцев, уйгуров и других этнических групп употребляется термин «диаспоры». Следует иметь в виду, что диаспоры – излюбленный термин этнонационалистов, который призван подчеркнуть, что представители этих групп – пришлые на территории Казахстана. Очевидно, что это никак не способствует становлению гражданской нации Казахстана. Если мы хотим консолидации, формирования политической нации, то в этом плане важно говорить о гражданах Казахстана.

Многие почему-то придают чрезмерное значение неким механизмам, инструментариям, позволяющим предотвращать межэтнические конфликты, столкновения на межэтнической основе, погромы, подобные Кордайским. А чудодейственных механимов нет. Инструментарий – лишь совокупность методов и средств исследования. Никакие механизмы, аналитические разработки не могут на 100% гарантировать исключение масштабных межэтнических конфликтов.

Важна сама политика, а не прикладная аналитика, осуществляющая лишь аналитическое обеспечение политики власти, государства. Хвост не виляет собакой.

Всё определяют цели политики в сфере межэтнических отношений. Не декларируемые, а реальные. Лишь равенство прав всех граждан Казахстана вне зависимости от этнической принадлежности, недопущение дискриминации граждан по этническому признаку, равенство прав предполагает равный доступ к властным, экономическим, образовательным, культурным, информационным и иным ресурсам.

– Какую политику осуществляет в этом плане Казахстан, в чем она проявляется?

– В Казахстане за три последних десятилетия сложилось такое положение, что со стороны русских, узбеков, украинцев, уйгуров, представителей других этнических групп не принято обозначать, акцентировать свои интересы. Поэтому может создаться впечатление, что у них всё хорошо, нет проблем. В то время как, например, в стране русские отделения вузов из года в год неуклонно сокращаются. 

Неудивительно, что студенческое землячество казахстанцев в России – самое многочисленное среди иностранных студентов и превосходит по численности даже китайское. Просто китайские студенты не только по речи, акценту, но и манере общения, поведения и т.д. отличаются от россиян. Казахстанские студенты – русские, украинцы, немцы, казахи и др. – практически неотличимы от российской молодежи. Многие из них за годы обучения вполне естественно и закономерно вступают в брак с россиянами и становятся гражданами России. 

С 2012 г. и по наши все более возрастает эмиграция из Казахстана. Это обусловлено комплексом социально-экономических и иных причин, в том числе потому, что принявшие решение эмигрировать не видят будущего для своих детей.

– Долгие годы эксперты рассуждают о роли Ассамблеи народа Казахстана в деле межнационального согласия. Насколько это в реальности работающий механизм?

– В принципе такой орган нужен, востребован. Другое дело, что с момента его создания в 1995г. и по наше время, деятельность его была чересчур заорганизована. 

В период тех или иных межэтнических конфликтов, имевших широкий резонанс в Казахстане, Ассамблея народа Казахстана действенно себя не проявляла на самой ранней стадии конфликта, когда можно было не дать конфликту расширяться далее. Имеется в виду деятельность АНК как единого органа. Хотя члены АНК, главы тех или иных этно-культурных объединений, часто были на переднем краю столкновений, пытались предотвратить, урегулировать конфликт.  

Так было, например, в селах Маловодное и Казатаком в 2007 г., когда много усилий для урегулирования конфликта предпринял глава Ассоциации чеченцев и ингушей Казахстана «Вайнах» Ахмет Мурадов.

В период Кордайских погромов в отношение дунган в феврале 2020 г. пытался урегулировать конфликт и не допустить погромов глава Ассоциации уйгуров Казахстана Хусей Дауров. 

Это была их личная инициатива. Но сама Ассамблея народа Казахстана оперативно не принимала меры. 

Мое мнение – межэтническая ситуация в Казахстане без АНК значимо лучше не была бы. Призывы АНК всё же позитивны. Заявления Ассамблеи – они о межэтническом мире, согласии в русле норм нормального, добрососедского сосуществования, взаимодействия казахстанцев, граждан разной национальности. 

В то же время налицо заорганизованность, боязнь обсуждать наиболее острые проблемы межэтнических отношений; очень низкий уровень аналитической работы, хотя, насколько мне известно, в структуре АНК были созданы и функционировали НИИ, Центр по проблемам в религиозной сфере, в сфере межэтнических отношений. 

Почему их исследования, мониторинг не имели результатов в виде прогнозов нарастания межэтнической напряженности в преддверии Кордайских погромов и предыдущих масштабных межэтнических столкновений? Всё это во многом демпфирует деятельность АНК. 

– Есть ли, на ваш взгляд, оптимальный инструментарий для создания благоприятной среды межнационального согласия в Казахстане в ближайшей перспективе? Или есть те, кто еще надеется на формирования в будущем моноэтнического государства?

– Уповать на некий особо эффективный инструментарий не стоит. Эффективные, действенные инструментарии разработаны, и кто умеет и кто хочет – их применяет. Всё определяют цели политики власти в сфере межэтнических отношений. 

Сегодня из публикаций в Интернете известно, что после Кордайских погромов пытаются выставить во всем виноватыми дунган, котрые и пострадали в результате погромов. Много молодых дунган сёл Сортобе, Масанчи, Булан Батыр и Аухатты Кордайского района забирают поздно вечером из домов на многочасовые допросы, которые заканчиваются глубокой ночью. В этих селах среди дунганского населения утвердилась атмосфера страха. В общем, все происходит как в театре абсурда или, согласно афоризму из басни И. Крылова «Волк и ягненок», выраженному во фразе: «У сильного всегда бессильный виноват».  

У этнонационалистов в стране образ будущего Казахстана – мононациональное государство, и они этого не скрывают. Какие не декларативные, а доподлинные, реальные цели, образы будущего страны у власти – не берусь гадать. 

– Немногим меньше года прошло после Кордайского инцидента (конфликт между казахским большинством и дунганским меньшинством, компактно расселённым в Кордайском районе Жамбылской области, произошедший в феврале 2020 года – ред.), а точки в расследовании произошедшего не поставлено. Можете дать свою версию событий?

– Да, сегодня большинство граждан Казахстана недоумевают, что время идет, но ясных и четких ответов о трагедии 7-8 февраля 2020 г. до сих пор нет. Что вызывает недоумение? 

Прежде всего, позиция власти. Власти так и не дали оценку беспределу, творившемуся в селах Сортобе, Масанчи, Булан Батыр и Аухатты Кордайского района Жамбылской области. С первых дней и до настоящего времени, тот беспредел оценивается не как межэтнический конфликт в виде погромов в отношении дунган, а нейтральным словом «события». Начальные фазы конфликта иногда именуются «межличностный бытовой конфликт», далее – «массовые драки между молодежью». В чем опасность такой трактовки? 

Во-первых, если неправильно поставлен диагноз, значит, неверными будут и принимаемые меры. То есть, возможно повторение, рецидив эксцессов. 

Во-вторых, возрастает недоверие неказахского населения к власти, реализуемой политике в сфере межэтнических отношений, что может стать решающим в случае массовых беспорядков. Запас прочности власти, поддержки населением, становится критически недостаточным, и предполагается дальнейший рост эмиграции представителей русских и других этнических групп из Казахстана, нарастающий с 2012 г. 

Пока в конце сентября в Алматы был вынесен приговор только 7 участникам Кордайских беспорядков, но, насколько мне известно, были привлечены к уголовной ответственности десятки других лиц. По-видимому, будут еще суды.  

В чем смысл этого первого суда? Известно, что первая информация задаёт тон, трактовку событиям. В сообщении о первом суде говорится, что трое из семи осужденных призывали к массовым беспорядкам, имели криминальное прошлое. Так, в общественном сознании закрепится образ, что заводилами Кордайских погромов были именно «преступные элементы». Впоследствии многие обычные граждане из тех, кто будет обсуждать Кордайские погромы, вероятно, будут утверждать, что во всем виноваты криминалитет, преступники. А это уже в корне меняет общественную оценку.

Автор: Вячеслав Щекунских

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Афоризм дня

Когда игра заканчивается, король и пешка падают в одну и ту же коробку.

От редакции

Использование материалов возможно только при наличии активной ссылки на городской портал «Семей Сити».

Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений, статей и комментариев.

Наш адрес: 071400, Казахстан
ВКО, г. Семей, ул. Ленина, 18
Телефон: +7 722 252-63-75
Факс: +7 722 252-09-26
E-mail:

Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика