Погода в Семее
-19°С
в Семее Пасмурно
USD435.1
EUR493.27
RUB5.69
CNY68.63
Авторизуйтесь через социальную сеть:

GoogleMailruOdnoklassnikiVkontakteYandex
Сегодня 24 января 2022 года, понедельник

Новости Казахстана

Почему Токаев не убирает «пересидевших» на местах акимов – Д.Ашимбаев

Казахстанская система власти сложилась в механизм, ориентированный на процесс, а не результат.
Почему Токаев не убирает «пересидевших» на местах акимов – Д.Ашимбаев

Токаевской команде нужно «быстро бежать», чтобы хотя бы оставаться на уровне прежних достижений, делает вывод политолог Данияр Ашимбаев. Об этом сообщает ia-centr.ru.

– Касым-Жомарт Токаев остается дипломатом, каким его видели в его прошлых ипостасях, даже став президентом страны. Насколько оправдывает себя этот подход?

– Мы видели, что Токаев стал проводить совещания по Алматы, по Атырау, по энергетике, по борьбе с коррупцией. То есть, президент озвучивает определенные параметры, которые он хотел бы постепенно внедрять в доставшуюся ему в управление модель. Понятно, что он движется в русле эволюционного, а не революционного обустройства системы, и в кадровой политике – то же самое. Он присматривается к определенным людям с целью возможности реализовать их потенциал.

Да, Токаева не устраивает современная ситуация с эффективностью, транспарентностью, экспертным обеспечением и, наконец с результатами государственного управления. В то же время он как реалист понимает, что кадры может менять сколько угодно, но аппарат постепенно сложился в систему, которая настроена на «саботаж». Из фигур, которые не смогли обеспечить управление за последние 15 лет, надо постараться сложить комбинацию не просто кадровую, но и функциональную, которая бы обеспечивала если не прорыв, то определенный прогресс для Казахстана. Эволюцию без революций, в том числе и в кадровых вопросах.

Есть люди, которые не устраивают Токаева лично – их аккуратно убирают с поля. Однако есть и те, кому не нашлось сразу адекватной замены. Например, акимы Жамбылской области Бердибек Сапарбаев и Алматинской области Амандык Баталов. Данные регионы Казахстана –сложные, найти людей на такие посты очень не просто, поскольку любая информация о схемах, недвижимости или чем-то другом, касающемся чиновников, появляется в свободном доступе. Где-то эти скандалы учитываются в своеобразных досье, это влияет на перспективы таких людей. Пост акима в Казахстане – все же довольно публичный. Показательны недавние случаи с главами Павлодарской и Кызылординской областей, которые оказались в «закромах» финпола.

Если вернуться к вынужденно незаменимым, то, как видим, процесс тормозят определенные кадровые факторы. Допустим, все понимают, что замена акима Алматы уже назрела и перезрела. Но кому доверить город?

Насколько я знаю, есть два-три очень хороших кандидата на эту роль, которые могли бы возглавить город, но проблема в том, что они сами находятся на таких позициях, где им тоже будет нужна адекватная замена. А заменить сходу некем. Так, президент, не имея резерва на большую и качественную многоходовку, вынужден выбирать людей из действующих чиновников, которые не всегда подходят на выбранное место. Как только операция будет окончательно продумана – она будет запущена.

– То есть, случаи в Павлодарской и Кызылординской областях – это кадровая ошибка?

– С формальной точки зрения – нет. Раз людей назначили, то сочли, что их опыт позволит хорошо управлять регионом, но не учли того, что по ходу проснулись нездоровые аппетиты.

– Может быть, дело в том, что в регионах сама среда коррупциогенная?

– У нас она везде коррупциогенная. Главная проблема кадровой политики в стране – или вор, или неэффективный менеджер.

Самое смешное: показатели коррупции в Казахстане уменьшаются, а количество арестованных коррупционеров как на дрожжах растет – в лице министров, акимов, замминистров, руководителей департаментов. То есть, финпол (точнее антикоррупционное ведомство) работает в четыре смены. Внедряется масса практик и инструментов, а продвинутые чиновники все равно попадаются на «тупых» схемах. А сложные – как не могли доказать, так и не могут.

– Можно ли проследить линию или систему кадровых действий по тем событиям, которые проходят в Генпрокуратуре, Агентстве по противодействию коррупции, в регионах?

– Президент идет по пути создания новых специализированных структур. Возникновение некоторых было запланировано в виде законопроектов еще при Назарбаеве. Так, уже созданы агентства по стратегическому планированию и реформам, по финансовому мониторингу, финнадзору, антимонопольное, воссоздано МЧС.

Можно было бы, конечно, создать что-то не при президенте, а при правительстве, но, в связи с прошлыми конституционными реформами, у нас исключено создание агентств при правительстве. То есть, новые агентства можно выстроить только при главе государства.

С другой стороны, нужно понимать, что в ходе предыдущих реформ произошла чрезмерная централизация министерств и ведомств, в которых многие важные вопросы просто «утонули».

– Токаев не сменил премьера, несмотря на прогнозы…

– Аскар Мамин формально был назначен за месяц до смены президента и в течение долгого времени оставался одной из немногих фигур, которые не были переназначены Токаевым. Переназначение произошло только в январе 2021 года после парламентских выборов.

Мамин взял на себя все экономические и оперативные проблемы, и президента это вполне устраивает. Премьер-министр сегодня не боится ответственности и не нуждается в постоянном «присмотре». Спокойно реагирует на критику со стороны главы государства и оперативно направляет работу министров на ее решение. При этом многие считают, что Аскар Узакпаевич – больше человек Назарбаева, чем Токаева. Последнее позволяет президенту неформально дистанцироваться от экономической проблематики. Подобный подход имеет следующую подоплеку: как только в стране будет смена премьера, то за него политическая ответственность теперь ляжет прежде всего на президента. Так что такая ситуация может быть определенной гарантией стабильности правительства.

Мамин в свое время считался человеком Адильбека Джаксыбекова, работая его заместителем в акимате тогда Астаны и в Министерстве индустрии и торговли. К его выдвижению в свое время приложил руку его одноклассник Карим Масимов, чьим замом он был в Министерстве транспорта и коммуникаций.

Однако нынешний глава кабмина уже давно перерос уровень «чьего-то» человека и является самостоятельной фигурой. У него есть свои кадры. Так, в составе правительства есть личные выдвиженцы Мамина. Например, первый вице-министр индустрии и инфраструктурного развития Каирбек Ускенбаев, который курирует вопросы строительства, и др.

Премьер-министр Казахстана, хотя и не дипломат по образованию, смог выстроить очень корректные отношения с обоими президентами, да, и в отличие от предшественника смог добиться от правительства командной работы.

– Есть ли ощущение, что Токаев может пойти по технократическому пути развития государства, взяв на вооружение успехи Ли Куан Ю или других «тигров»?

– Я думаю, что для реализации технократического подхода нужна определенная концентрация технократов, причем ответственных, здравомыслящих и – в идеале – порядочных. В Казахстане же абсолютное большинство чиновничества встроено в существующую систему, суть которой – незаинтересованность в контроле и повышении качества.

Мы неоднократно говорили, что в стране проблемы с планированием, контролем, адекватной статистикой, экспертным и общественным сопровождением, нестабильностью кадрового состава и институтов. Какая бы система ни реформировалась – она проходит через все эти стадии: неправильно спланировали, плохо исполнили, неправильно организовали аппарат, трижды заменили исполнителей, никому неинтересен результат. В таких условиях любая реформа обречена на медленное умирание.

Поэтому здесь вопрос не в кадрах, а в системе. А она состоит как раз их кадров.

Возьмем реформу по противодействию коррупционерам: а как доказать, что именно эти – коррупционеры, если нет полного доверия ни к правоохранительным органам, ни к судебной системе? Можно принять план по борьбе с коррупцией: столько-то человек – расстрелять. В таком случае под раздачу попадут фигуры, меньше всего того заслуживающие.

– Соответственно, силовой метод тоже мы себе не можем позволить?

– Он нежелателен. При росте влияния каждой из силовых структур, они постепенно становятся определенным противовесом друг другу. Так, для обеспечения противодействию преступлений нужны компетенции не одного, а двух органов для обеспечения конкуренции. Потому что очень легко возникает ситуация, при которой один орган, занимаясь одним видом преступлений, начинает сращиваться с его организаторами.

– До того момента, когда все три сторон не договорятся…

– А это экономически не выгодно. Двум генералам за «крышу» – платить накладно. Когда две структуры следят друг за другом, в этом есть определенная гарантия результата.

– То есть, это просто удержание позиций?

– Это как у Кэрролла: чтобы стоять на месте, надо очень быстро бежать. Даже для того, чтобы удержать позиции, надо прикладывать большие усилия. У нас с этим всегда возникают проблемы.

В общем, для решения системных вопросов больше всего подходит концепция «малых шагов». Удалось – хорошо, не удалось – можно подойти к проблеме с другой стороны, на прорывные проекты уже никого не тянет. Так что правление Токаева, судя по всему, будет предельно консервативным. Суть в том, чтобы постараться улучшить то, что есть, не создавая новых проблемных зон.

Источник: ia-centr.ru

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Афоризм дня

Важно не количество знаний, а качество их. Можно знать очень многое, не зная самого нужного.

От редакции

Использование материалов возможно только при наличии активной ссылки на городской портал «Семей Сити».

Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений, статей и комментариев.

Наш адрес: 071400, Казахстан
ВКО, г. Семей, ул. Ленина, 18
Телефон: +7 722 252-63-75
Факс: +7 722 252-09-26
E-mail:

Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
×