Погода в Семее
+21°С
в Семее Пасмурно и небольшой дождь
давление: 735 мм.рт.ст.
USD472.49
EUR515.44
RUB5.41
CNY65.07
Авторизуйтесь через социальную сеть:

GoogleMailruOdnoklassnikiVkontakteYandex
Сегодня 16 июля 2024 года, вторник

Новости Казахстана

Ашимбаев: Токаев тогда поставил ультиматум: «или я, или они».

В Казахстане планируют провести внеочередные президентские выборы. Январские события позволили казахстанскому президенту проявить себя в экстремальной ситуации, и завоевать поддержку населения. Но многие серьезные политики-чиновники, бывшие в команде Нурсултана Назарбаева, сейчас не в публичном поле. Об особенностях ряда примечательных персон рассказывает политолог Данияр Ашимбаев в интервью для Ia-centr.ru.

- Каковы позиции, так сказать, вторых лиц страны  персон, занимавших премьерские посты?

- Со времен премьерства Карима Масимова правительство изо всех сил снимало с себя ответственность, причем на конституционном и законодательном уровне. Правительство Серика Ахметова себя ничем не проявило. Активность и решительность тогда показывал только вице-премьер Крымбек Кушербаев, которого совместными усилиями из правительства быстро убрали. Вспомним кабинет Бакытжана Сагинтаева, состав которого Назарбаев назвал трусами. 

А Мамина можно за многое ругать, но не забудем, что он был премьером в условиях двоевластия – с одной стороны. А с другой – он взял на себя огромное количество решений, касающихся того же карантина, социальных проблем. Ответственности не боялся и команду консолидировал, спокойно и толково работал с заместителями. Мне всегда импонировали руководители, которые знали и принимали позицию своих подчиненных. А не рассказывали, какие они «редиски» и следили только за их ошибками. Несколько правительств, помнится, занимались только грызней между собой…

Да, у этих людей сложились определенные отношения с Касым-Жомартом Токаевым. Допустим, с тем же Нигматулиным они явно не очень хорошие. Но не будем забывать, что административную работу эти люди выполняли. Понятно, почему они ушли. Кушербаев – по состоянию здоровья. А мы помним, что это очень компетентный и достаточно добросовестный человек. Я уже вспоминал, как его «съели» на посту вице-премьера, да и с поста главы администрации президента он ушел не совсем добровольно. Нигматулин, когда был первым зампредом партии «Нур Отан», сделал из нее эффективный самостоятельный институт, что и привело к переходу на другую работу. Чтобы он не мешал многим «заниматься своими делами».

Бауыржан Байбек немного из другой категории управленцев и политиков. Но, будучи акимом Алматы он, на мой взгляд, себя неплохо показал. Сейчас исключительно на него вешают систему парковок. И рассматривать его деятельность только на фоне земельного вопроса было бы неправильно. Будучи первым зампредом партии, в акимате Алматы он показал себя лучше, чем некоторые его предшественники и преемники. Уж точно он был акимом лучше Сагинтаева.

– В этом контексте стоит вспомнить Ахметжана Есимова (71 год, племянник Назарбаева – Ред.), которого даже не сильно ругали, и он тоже был не худшим акимом.

– Он тоже не являлся публичным политиком, это не его. Да, он сделал для города очень много. Он тоже принимал решения, не боялся ответственности. Он шел туда, куда его отправлял глава государства. И на большей части постов он те функции, которые на него возлагались, – выполнил. Вспомним, что его приход на пост акима пришелся на то время, когда Алматы кипел и бурлил после тасмагамбетовского периода: события в Шаныраке, скандалы с дольщиками. К городу прирастили большое количество территорий. Есимов кропотливо и системно решал все эти вопросы. Вспомним запреты на точечную застройку в городе. Было решено множество вопросов долевого и ипотечного жилья, которые встали после кризиса 2008 года. 

Есимов на политическом поле давно, с начала 90-х годов. Острых вопросов и дискуссий он не боялся. Но видно, что ораторское искусство – не его стезя и среда комфорта. Понятно, что он занимал посты, связанные с публичной политикой. Но, тем не менее, старался держаться от нее в стороне. Многие полагали, что он мог стать одним из преемников Назарбаева, но по сути Ахметжана Смагуловича все время держали «в резерве». В «Самрук» его перевели вынужденно (после руководства выставкой «Астана Экспо 2017» – Ред.). А там многие решения, которые он готовил, потом переиграли в достаточно унизительной для него форме. Но он всегда был командным игроком. После того, как его кадровые решения отменили, продолжал работать, а достигнув пенсионного возраста, ушел в сторону.

Кушербаев, как я уже сказал, еще мог по возрасту быть на политическом поле, но удалился по состоянию здоровья. А с Нигматулиным и Тасмагамбетовым вопрос интересный. И тот, и другой могут вернуться. Многие опасаются, что вернувшись, они будут консолидировать недовольных Токаевым. Поэтому есть, видимо, желание держать их на определенной дистанции. Правящая и экономическая элита сейчас не очень хотела бы видеть представителей этих типажей ни во главе страны, ни во главе оппозиции.

Но, несмотря на опасения, у Токаева на данный момент и в среднесрочной перспективе нет альтернативы. Есть какое-то количество лидеров партий, отдельных политиков. Но у них нет общенационального авторитета (у большинства – вообще нет никакого авторитета). Токаев показал себя не только интеллектуалом, опытным политиком и управленцем, но и человеком, который не боится ответственности, умеет принимать решения. Январские события позволили ему раскрыться больше, чем за предыдущие годы. Многие, особенно молодежь, его премьерства (1999–2002 гг.) уже и не помнят.

– Но в первый свой срок руководства кабмином он «умыл руки» и ушел. Уже мало кто помнит те события…

– Не совсем так. В условиях политического конфликта осени 2001 года, когда часть политиков и прежде всего члены правительства стали играть свою игру, откровенно занимаясь демагогией. Была откровенная борьба за пост премьера, который оспаривали, в частности, группировки «Казкома» и «Туран-Алема». Токаев тогда выступил с ультиматумом, суть которого заключалась в том, чтобы Назарбаев выбирал: «или я, или они». Не было такого, что он «умыл руки». Его принципиальность заключалась в том, что работать в условиях террора и шантажа изнутри правительство не будет. Назарбаев тогда отправил в отставку Жандосова, Жакиянова, Имашева, Ертлесову и много кого еще. Кто-то потом вернулся.

Но суть в том, что Токаев выступил жестко, и отставка не была спонтанным решением. Если вспомнить два года боев, которые шли вокруг правительства, то его уход, как и смена главы Администрации президента Калмурзаева, – это была попытка Назарбаева перезагрузить политическое поле. Токаев жестко дискутировал, отстаивал свои решения, отстаивал командный стиль. В процессе в правительстве определенные люди смещались, заменялись фигурами, которые «копали» под премьера. Но глава кабмина тогда показал характер.

Через несколько месяцев после ультиматума, когда Назарбаев принял сторону премьера, президент сменил и Токаева, и Калмурзаева с целью снятия напряжения в системе, но оба остались в команде. И, когда Назарбаев выбирал преемника, – это самый интересный вопрос в новейшей истории Казахстана, – называлось минимум полдюжины имен. Но Токаев был выбран именно в силу качеств, которые он демонстрировал в ходе своей работы.

– Вы говорили о кампаниях по дискредитации людей из прежней команды Назарбаева. Можно ли предположить, что информвбросы исходят от них, с целью продемонстрировать с одной стороны их как бы пассивные роли, а с другой – то, что они на данный период «не претендуют»?

– Сильно сомневаюсь. Тональность кампаний, а там их несколько слоев, достаточно очевидна. Имеет место и личная дискредитация, и сведение старых счетов, и передел собственности. Понятно, что эти некоторые из фигур «старой гвардии» являются своего рода рисками для политической системы, и по ним идет превентивный обстрел.

Из опыта новейшей истории Казахстана достаточно хорошо известно, что «уличные» политики практически не имеют никаких серьезных перспектив, в отличие от изгнанных из власти тяжеловесов. Возьмем опыт Абдильдина, Кажегельдина, Туякбая, Сарсенбаева. Скажем так, для того руководить оппозицией, нужен хороший стаж руководящей работы в системе исполнительной власти.

– А повториться такая история может?

– Очевидно, что на роль возможных лидеров оппозиции тяжеловесы из «Старого Казахстана» вполне подходят. Тем более что процесс стихийного партстроительства показывает, что карликовые лидеры и карликовые партии особенно не востребованы, даже при наличии той или иной идеологии. С другой стороны, думаю, что сейчас нет предпосылок для консолидации оппозиции и появления сильных фигур из «бывших» в качестве ее лидеров.

Президент Токаев находится в очень хорошей форме, его команда достаточно монолитна и эффективна. Проводимый курс пользуется поддержкой у населения – взять хотя бы итоги референдума. Это подрывает и базу для создания сильных оппонирующих партий.

Беседовал Вячеслав Щекунских
Источник: ia-centr.ru

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Афоризм дня

Поражение – это лишь один из вариантов развития событий, который нужно отбросить за ненадобностью.

От редакции

Использование материалов возможно только при наличии активной ссылки на городской портал «Семей Сити».

Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений, статей и комментариев.

E-mail:

Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика