Погода в Семее
-23°С
в Семее Пасмурно и небольшой снег
давление: 765 мм.рт.ст.
334.92
395.88
5.71
  • На указанный email придёт письмо со ссылкой для активации.
    Вы можете указать свой пароль, или оставить это поле пустым и тогда он будет сгенерирован автоматически.
    Вы можете указать отдельный логин, чтобы не использовать email для входа.
    Ваше имя, для отображения на сайте.

Блоги





Зачем скупают старые холодильники ЗИЛ?

"Почему скупают старые холодильники ЗИЛ выпуска 50-х годов?" — спросите Вы.
Последние несколько недель в сети Интернет наблюдается небывалый ажиотаж вокруг скупки старых советских холодильников: якобы они представляют небывалую ценность. Знайте — это разводка!

В Казахстане, России и Кыргызстане мошенники запустили аферу со старыми холодильниками “ЗИЛ Москва”, производства начала 50-х годов прошлого века. Скупщики предлагают за один старый советский холодильник до нескольких тысяч долларов.

Самый большой ажиотаж вокруг скупки холодильников ЗИЛ возник в городах Алматы и Бишкеке. В Интернете активно распространяются слухи о том, что для производства этих холодильников использовался то ли драгоценный металл, то ли, красная ртуть. Якобы эти элементы стоят баснословных денег.

Всё это является банальной аферой, построенной по принципу, схожему с финансовой пирамидой. Подобные аферы уже проворачивались на территории СНГ, правда, не с холодильниками, а со швейными машинками “Зингер”. Тогда мошенники выручили на ровном месте десятки тысяч долларов. Ажиотаж сопровождала аналогичная басня о том, что в швейной машинке использовались драгметаллы.

Представьте, Вы постоянно слышите о том, что кто-то за большие деньги готов купить старый агрегат. И вскоре на Вас выходит человек готовый продать за несколько меньшие деньги старый холодильник, который якобы все ищут. Очень вероятно, что в погоне за наваром на пустом месте, Вы приобретете никому не нужную рухлядь за определенную сумму. На это и расчет.
18 апреля 2014, 10:32
Администратор Администратор
+2

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Комментарии (2)

  1. Андрей Андрей 18 апреля 2014, 13:57 # 0
    Джек Лондон
    «Яичная афера»
    Из сборника «Смок и Малыш»

    Морозным зимним утром Люсиль Эрол вошла в доусонский магазин А. С. Company и подозвала Смока Беллью к прилавку с галантерейными товарами. Приказчик в это время открыл дверь, ведущую на склад, и, несмотря на то что большая печка была раскалена докрасна, Люсиль поспешно надела снятые было рукавицы.

    Смок тотчас же повиновался ее зову. Во всем Доусоне не было мужчины, которому не польстило бы внимание Люсиль Эрол, эстрадной певицы в маленькой труппе, дававшей иногда вечерние представления в оперном театра «Палас».

    — Умереть можно со скуки, — пожаловалась она кокетливо-капризным тоном, как только они обменялись рукопожатием. — Целую неделю нечего делать. Маскарад, который собирался устроить Скиф Митчел, отложен. Ни крупицы золотого песка в обращении. Фойе в театре пусты. Из Штатов уже две недели нет почты. Все забрались в свои берлоги и завалились спать. Надо что-нибудь предпринять. Необходимо оживить город, встряхнуть его, и мы с вами можем это сделать. Если кто-нибудь вообще может расшевелить наших горожан, так это только мы с вами. Знаете, я порвала с Уайльдом Уотером.

    Два видения почти одновременно возникли перед внутренним взором Смока. Одним из них была Джой Гастелл; другим — он сам, распростертый на пустынной снежной дороге, под холодной полярной луной, чисто и со знанием дела подстреленный вышеозначенным Уайльдом Уотером. Явное нежелание Смока заняться встряской Доусона в компании с Люсиль Эрол не укрылось от внимания певицы.
    — Пожалуйста! Мне безразлично, что вы об этом думаете! — сказала она и надула губки. — Если я вешаюсь вам на шею, то вам бы следовало выказать больше внимания ко мне.
    — У некоторых от неожиданной радости бывал разрыв сердца, — пробормотал Смок, неумело изображая восторг.
    — Лгунишка, — грациозно отпарировала она. — Вы больше всего на свете боитесь этого. Так вот, мистер Смок Беллью, я не намерена влюбляться в вас, а если вы вздумаете влюбиться в меня, то вам придется иметь дело с Уайльдом Уотером. Вы ведь знаете его. Кроме того, я… я, в сущности, вовсе и не порывала с ним.
    — Продолжайте ваши шарады. Может быть, я и догадаюсь, что вы задумали.
    — Тут нечего догадываться, Смок. Я прямо скажу вам, в чем дело. Уайльд Уотер думает, что я порвала с ним, понимаете?
    — Так что же — порвали вы с ним или нет?
    — Да нет же, конечно! Но пусть это останется между нами. Он думает, что я порвала с ним, — я подняла такой шум, словно в самом деле бросаю его навсегда. Впрочем, он только этого и заслуживает.
    — А при чем тут я? — осведомился Смок.
    — То есть как при чем? Вы загребаете кучу денег, мы поднимем Уайльда Уотера на смех, мы встряхнем Доусон, а самое главное, самое существенное — Уайльд Уотер станет чуточку потише. Ему это необходимо. Он… как бы это сказать… он слишком буйный. А все потому, что он огромный детина, и у него столько участков, что он им счет потерял.
    — И потому, что он помолвлен с очаровательнейшей женщиной на всей Аляске, — вставил Смок.
    — Да, и поэтому тоже. Но ведь это еще не причина беситься. Вчера его снова прорвало. Усеял пол бара M & M золотым песком. Не меньше чем на тысячу долларов. Взял, развязал мешок и начал швырять золото под ноги танцорам. Вы, конечно, уже слышали?
    — Да, сегодня утром. Хотел бы я быть уборщиком в этом учреждении. И все-таки я ничего не понимаю. При чем тут я?
    — Послушайте, он чересчур необуздан. Я расторгла нашу помолвку, и теперь он ходит и шумит, словно у него и вправду разбито сердце. Вот тут и завязка истории. Я люблю яйца.
    — Их больше нет? — в отчаянии воскликнул Смок. — А мне-то что делать?
    — Подождите.
    — Но что связывает яйца и вашу помолвку? — спросил он.
    — Все, если вы только будете слушать.
    — Слушаю, слушаю, — пропел Смок.
    — Так слушайте же, ради бога! Я люблю яйца. В Доусоне их весьма ограниченное количество.
    — Верно. Это я тоже знаю. Больше всего их в ресторане Славовича. Порция ветчины и одно яйцо — три доллара. Порция ветчины и два яйца — пять долларов. Иначе говоря — два доллара яйцо, в розницу. Только фаты, Эрол и Уайльд Уотер могут позволить себе такую роскошь.
    — Он тоже любит яйца, — продолжала она. — Но не в этом дело. Я люблю их. Я завтракаю ежедневно в одиннадцать утра у Славовича. И постоянно съедаю два яйца. — Она выразительно помолчала. — Предположите, только предположите, что кто-нибудь скупит все яйца.
    Она замолчала. Смок посмотрел на нее восхищенным взглядом и в глубине души одобрил выбор Уайльда Уотера.
    — Вы не слушаете, — сказала она.
    — Продолжайте, — ответил он. — Я сдаюсь. Так что же будет?
    — Вот глупый! Вы ведь знаете Уайльда Уотера. Как только он увидит, что я тоскую по яйцам — а я читаю в его душе, как в открытой книге, и умею делать тоскующий вид, — что он, по-вашему, сделает?
    — Говорите, говорите!
    — Он, разумеется, побежит к тому, кто скупил яйца. Он купит у него всю партию, сколько бы она ни стоила. Картина: я прихожу в одиннадцать часов к Славовичу. За соседним столом сидит Уайльд Уотер. Он будет ходить туда, как на службу. «Два яйца всмятку», — говорю я официанту. «К сожалению, мисс Эрол, яиц больше нет», — отвечает лакей. Тогда начинает говорить Уайльд Уотер медвежьим своим голосищем: «Официант, шесть яиц всмятку». И официант отвечает: «Слушаюсь, сэр», — и несет яйца. Картина: Уайльд Уотер искоса поглядывает на меня, а я становлюсь похожей на негодующую ледяную сосульку и начинаю требовать объяснения. «К сожалению, мисс Эрол, это — яйца мистера Уайльда Уотера, — говорит официант. — Его собственность, мисс». Картина: Уайльд Уотер торжествует и старается изо всех сил сделать невинное лицо, съедая свои шесть яиц.
    А вот еще картина: сам Славович приносит мне два яйца всмятку и говорит: «Привет от мистера Уайльда Уотера, мисс». Что же мне остается делать? Мне остается только улыбнуться Уайльду Уотеру, и тогда, разумеется, все начинается сначала. И в результате он будет думать, что сделал чрезвычайно выгодное дело, скупив всю партию яиц хотя бы по десять долларов за штуку.
    — Дальше, дальше! — настаивал Смок. — При чем же тут я?
    — Глупенький! Вы-то и скупите яйца! Вы начнете скупать их сегодня же, сейчас же. Вы можете купить все яйца в Доусоне по три доллара за штуку и продать их Уайльду Уотеру по любой цене. Потом мы разгласим всю подоплеку этого дела. Весь город будет смеяться над Уайльдом Уотером. И он, пожалуй, умерит свой пыл. Мы же с вами поделим славу. Вы заработаете кучу денег, а Доусон будет покатываться со смеху. Конечно, если эта афера кажется вам рискованной, я могу дать вам денег на покупку яиц.
    Этого Смок не мог вынести. Будучи простым смертным, да еще уроженцем Запада, со странными понятиями насчет денег и женщин, он с негодованием отверг предложенный ею золотой песок.

    — Эй, Малыш! — окликнул Смок своего компаньона, быстро шагавшего по другой стороне главной улицы с бутылкой, в которой была какая-то замерзшая жидкость. — Где ты пропадаешь все утро? — прибавил он, подойдя к Малышу.
    — У доктора, — ответил тот, показывая бутылку. — С Салли что-то неладно. Я осматривал ее вчера за вечерней кормежкой. У нее повылезли все волосы на морде и на боках. Доктор говорит…
    — Это не важно, — нетерпеливо перебил его Смок. — Дело в следующем…
    — Какая муха тебя укусила? — с негодующим изумлением спросил Малыш. — Ты хочешь, чтобы Салли ходила облезлой по такой мерзкой погоде?
    — Салли может подождать. Послушай-ка…
    — Не может она ждать, говорю я тебе! Ты становишься жестоким к животным! Салли замерзнет! Чего ради ты в такой горячке?
    — Сейчас все расскажу, Малыш. Но только сделай мне одно одолжение.
    — Пожалуйста, — галантно сказал тут же успокоившийся Малыш. — В чем дело? К черту Салли! Весь к твоим услугам.
    — Я хочу, чтобы ты купил мне яйца.
    — Ну, конечно, и одеколон, и рисовую пудру, и что еще? А несчастная Салли пусть облезает, как черт знает что? Послушай, Смок, если тебе так хочется вести светский образ жизни, так ты уж покупай себе яйца сам.
    — Я и буду покупать их. Только я хочу, чтобы ты мне помогал. Молчи и слушай, Малыш. Слово предоставляется мне. Иди прямым путем к Славовичу. Плати ему до трех долларов за штуку и купи у него все яйца, какие есть.
    — Три доллара? — застонал Малыш. — А я только вчера слышал, что у него на складе лежит семьсот штук яиц. Две тысячи сто долларов за куриный помет! Слушай, Смок, что я тебе скажу. Не медли ни минуты, беги к врачу. Он займется тобой. Он вкатит тебе на первый раз всего-навсего унцию чего-нибудь такого — и дело с концом. А я тем временем отнесу домой бутылку.
    Но Смок схватил товарища за плечо.
    — Смок, для тебя я готов на все, — серьезно запротестовал Малыш. — Если бы ты застудил себе голову и переломил обе руки, то я бы дни и ночи дежурил у твоей кровати и утирал бы тебе нос. Но будь я проклят во веки веков, если я выброшу две тысячи сто блестящих звонких долларов на куриный помет!
    — Доллары не твои, а мои, Малыш. Я хочу сделать дело. Я намерен скупить все яйца в Доусоне, на Клондайке и Юконе. И ты должен помочь мне. У меня нет времени рассказывать тебе подоплеку дела, — отложим это на будущее. Но если хочешь, можешь войти в половинную долю. Факт тот, что нужно покупать яйца. Лети к Славовичу и покупай.
    — А что я скажу ему? Он ведь поймет, что я не собираюсь их съесть.
    — Не говори ничего. Пусть деньги говорят. Он продает яйца в вареном виде по два доллара за штуку. Предложи ему по три доллара за сырое яйцо. Если он начнет расспрашивать, скажи ему, что ты собираешься разводить кур. Словом, мне нужны яйца. Принимайся за дело; разнюхай и скупи все яйца, какие есть в Доусоне. Валяй! И не забудь, что у маленькой женщины с лесопилки — у той, что шьет мокасины, — тоже имеется дюжины две.
    — Ладно, Смок, пусть будет так, как ты говоришь. Но самая большая партия, кажется, у Славовича?
    — Да. Лети! Вечером сообщу тебе подробности.
    Но Малыш потряс бутылкой.
    — Сперва я отнесу домой лекарство для Салли. Яйца могут подождать. Если их еще не съели, то и не съедят, пока я займусь бедной хворой собакой, которая неоднократно спасала жизнь и тебе и мне.

    Никогда еще ни один товар не скупался с такой быстротой. За три дня все яйца в Доусоне, за исключением нескольких дюжин, перешли в руки Смока и Малыша. Смок оказался более сговорчивым покупателем. Он не краснея признался, что купил у некоего старика из Клондайк-сити двадцать два яйца по шесть долларов за штуку. Большинство же яиц скупил Малыш, причем немилосердно торговался. Женщине, шьющей мокасины, он заплатил всего по два доллара за штуку и хвастался тем, что надул Славовича, забрав у него всю партию в семьсот пятьдесят яиц по весьма умеренной цене — два с половиной доллара за штуку. Зато он жаловался на маленький ресторанчик по ту сторону улицы, который умудрился содрать с него по два доллара семьдесят пять центов за жалкие сто тридцать четыре яйца.

    Несколько дюжин, которые им еще не удалось купить, находились у двух лиц: прежде всего — у индианки, жившей в хижине за госпиталем, с которой вел переговоры Малыш.
    — Сегодня я кончу с ней, — заявил он на четвертый день. — Вымой посуду, Смок. Я буду дома через несколько минут, если не рассыплюсь от ее болтовни. Эх, если бы это был мужчина, с ним бы я столковался! Но проклятые женщины — прямо ужасно, как они умеют выматывать душу из покупателя!..
    Вернувшись домой после обеда, Смок нашел Малыша растянувшимся на полу и растирающим хвост Салли какой-то мазью, причем лицо его выражало подозрительное безразличие.
    — Как дела? — беззаботно спросил Малыш.
    — Никак, — ответил Смок. — А что у тебя слышно?
    Малыш торжествующе кивнул в сторону небольшой корзинки с яйцами, стоявшей на столе.
    — Семь долларов штучка! — прибавил он, после того как в течение минуты втирал мазь.
    — А я под конец дошел до десяти, — сказал Смок, — и тогда парень признался мне, что уже продал все, что у него было. Это очень скверно, Малыш. Очевидно, впутался еще кто-то. Эти двадцать восемь яиц могут доставить нам массу неприятностей. Видишь ли, весь успех дела зависит от того, сумеем ли мы забрать все яйца до единого…

    Вдруг Смок замолчал и уставился на своего компаньона. С Малышом произошла поразительная перемена: под маской равнодушия в нем бурлило страшное возбуждение. Он закрыл банку с мазью, медленно и тщательно вытер руки о шерсть Салли, прошел в угол комнаты, взглянул на термометр, вернулся обратно и заговорил тихим, беззвучным и сверхвежливым тоном:
    — Пожалуйста, будь добр, не откажи повторить, какое количество яиц тот человек отказался продать тебе?
    — Двадцать восемь штук.
    — Гм, — пробормотал Малыш и небрежным кивком выразил свою признательность. Затем со смутным беспокойством посмотрел на плиту. — Кажется, нам придется поставить новую плиту, Смок. В этой так нелепо устроена духовка, что лепешки вечно подгорают.
    — Оставь духовку в покое, — рассердился Смок, — и скажи мне, в чем дело.
    — Дело? Ах, вы хотите знать, в чем дело? В таком случае, покорнейше прошу вас обратить ваши дивные глаза на сию корзину, помещающуюся на столе. Изволите видеть?
    Смок кивнул.
    — Так, а теперь я скажу вам одну вещь, всего только одну вещь. В этой корзине лежат считанные, проверенные, не более и не менее как двадцать восемь яиц, стоящих, каждое в отдельности, ровно семь больших, толстых, круглых долларов. Если вы жаждете дальнейшей подробной информации, то я с радостью и полной готовностью пойду вам навстречу.
    — Продолжай, — сказал Смок.
    — Так вот, тот дядя, с которым ты торговался, — жирный, тупой индеец, не так ли?
    Смок кивнул и продолжал кивать при каждом дальнейшем вопросе.
    — У него недостает полщеки на одной стороне лица — там, где его цапнул медведь. Прав я? Он торгует собаками — так? Зовут его Джим Рваное Лицо? Не так ли? Ну, что?
    — Ты хочешь сказать, что мы натолкнулись…
    — Друг на друга. Вот именно. Эта женщина — его жена, и живут они на холме за госпиталем. Я мог бы получить эти яйца по два доллара за штуку, если бы ты не сунулся.
    — И я тоже, — рассмеялся Смок, — если бы не ты. Но это пустяки. По крайней мере мы знаем, что скупили весь товар. А это самое главное.

    В течение следующего часа Малыш выводил что-то огрызком карандаша на полях газеты трехлетней свежести. И чем бесконечней и неразборчивей становились его иероглифы, тем большей радостью озарялось его лицо.
    — Вот он где! — сказал он наконец. — Недурно, ей-богу. Дай-ка я скажу тебе итог. В нашем распоряжении в данный момент находится ровно девятьсот семьдесят три яйца. Обошлись они нам ровно в две тысячи семьсот шестьдесят долларов, считая золотой песок по шестнадцать долларов за унцию и не учитывая потраченного времени. А теперь слушай. Если мы спустим яйца Уайльду Уотеру по десять долларов за штуку, то заработаем, за всеми вычетами и прочим, чистых шесть тысяч девятьсот семьдесят долларов. Это прямо как на скачках! Мы с тобою вроде букмекеров. И я участвую в половине. Давай ее сюда, Смок.

    В одиннадцать часов ночи Смок был разбужен Малышом. От его меховой парки веяло стужей, свидетельствовавшей о крепком морозе, а руки были холодны как лед, когда он прикоснулся к щеке Смока.
    — Что еще? — проворчал Смок. — У Салли вылезли последние волосы?
    — Нет, не то. Я просто хочу сообщить тебе приятные новости. Я говорил со Славовичем. Вернее, Славович говорил со мной, потому что он открыл заседание. Он сказал мне: «Малыш, я хочу поговорить с вами насчет яиц. Я держал всю эту историю в секрете. Никто не знает, что я вам их продал. Но если вы задумали спекуляцию, то я могу предоставить вам блестящую возможность». И он не соврал, Смок. Как бы ты думал, что он предложил мне?
    — Ну, ну, дальше!
    — Так вот. Может быть, это звучит неправдоподобно, но блестящая возможность — это Уайльд Уотер Чарли. Он ищет яйца. Он является к Славовичу, предлагает ему по пять долларов за яйцо и, прежде чем тот успевает рот раскрыть, набавляет до восьми. А у Славовича ни одного яйца. Слово за слово, Уайльд Уотер заявляет Славовичу, что если он узнает, что Славович припрятал их где-нибудь, то раскроит ему череп. Славовичу приходится сказать, что он продал яйца, но что покупатель пожелал остаться неизвестным. Теперь Славович просит, чтобы мы позволили ему сказать Уайльду Уотеру, кто скупил яйца. «Малыш, — говорит он мне, — Уайльд Уотер зарвался, вы можете содрать с него по восьми долларов». — «Восемь долларов, — нет, бабушка! — кричу я ему. — Он будет молить меня, чтобы я уступил их ему по десять». Словом, я сказал Славовичу, что ночью подумаю и наутро дам ответ. Разумеется, мы позволим ему сказать Уайльду Уотеру кто купил яйца. Так?
    — Так, Малыш. Утром первым делом беги к Славовичу. Пускай говорит Уайльду Уотеру, что дело сработали мы.
    Через пять минут Малыш снова разбудил Смока:
    — Смок! А Смок!
    — Да?
    — Ни центом меньше десяти?
    — Ну, конечно, о чем говорить! — сонно ответил Смок.
    Утром Смок снова столкнулся в магазине с Люсиль Эрол.
    — Дело идет, — сообщил он ей ликующим тоном. — Уайльд Уотер был у Славовича и пытался купить яйца либо вырвать их у него силой. А Славович сказал ему, что все яйца купили мы с Малышом.
    Глаза Люсиль Эрол загорелись от восторга.
    — Иду завтракать! — воскликнула она. — Попрошу лакея подать яйца, а когда их не окажется, сделаю такую жалобную мину, что камень — и тот смягчится. А вы-то ведь знаете, что у Уайльда Уотера сердце из чего угодно, только не из камня. Он купит всю партию, если даже она обойдется ему в один из его рудников. Я знаю его. Но вы не спускайте ни цента. Только десять долларов могут удовлетворить меня. И если вы уступите ему, Смок, то я никогда не прошу вам этого.

    Когда Смок вечером пришел в хижину, Малыш поставил на стол миску с бобами, кофейник, кислые лепешки, масло, жестянку сгущенных сливок, блюдо с копченой олениной и ветчиной, миску компота из сушеных персиков и крикнул: — Обед на столе! Только посмотри сначала, что делает Салли.

    Смок отложил в сторону сбрую, которую чинил, открыл дверь и увидел, что Салли и Брайт мужественно отбивают нападение шайки соседских собак, вышедших на фуражировку. Увидел он и еще кое-что, что заставило его поспешно прикрыть дверь и броситься к плите. Он поставил горячую сковороду, на которой только что жарилось мясо, обратно на плиту, бросил на нее изрядную порцию масла, достал яйцо, разбил его и выпустил на сковородку. Когда он потянулся за вторым яйцом, к нему подскочил Малыш и судорожно вцепился в его руку.
    — Эй, ты! Что ты делаешь? — крикнул он.
    — Яичницу, — объяснил Смок, разбивая второе яйцо и стряхивая с себя руку Малыша. — Что с тобой?
    — Может, тебе нездоровится? — робко осведомился Малыш, когда Смок разбил третье яйцо и нетерпеливо отпихнул товарища локтем. — Ты уже загубил яиц на тридцать долларов!
    — И собираюсь загубить на шестьдесят, — был ответ Смока, хладнокровно разбивавшего следующее яйцо. — Отойди, Малыш. Сюда поднимается Уайльд Уотер. Он будет здесь через пять минут.

    Малыш издал вздох облегчения, говоривший также и о том, что он проник в замысел Смока, и сел за стол. К тому времени, когда раздался долгожданный стук в дверь, Смок уже сидел за столом против Малыша. Перед каждым из них стояла тарелка с яичницей.
    — Войдите! — крикнул Смок.
    Уайльд Уотер Чарли, стройный молодой силач, без малого шести футов роста и ста девяноста фунтов чистого веса, вошел в комнату и пожал руки хозяевам.
    — Присаживайтесь и угощайтесь, Уайльд Уотер, — пригласил его Малыш. — Смок, состряпай ему яичницу. Бьюсь об заклад, что он сто лет не ел яичницы.

    Смок выпустил на горячую сковородку еще три яйца и через несколько минут поставил ее перед гостем. Тот посмотрел на нее таким напряженным и странным взглядом, что Малыш, как он сам впоследствии признавался, не на шутку испугался, как бы Уайльд Уотер не спрятал яичницу в карман и не удрал бы с ней.
    — Вы не находите, что мы в отношении еды перещеголяли всех фатишек из Штатов? — ухмыльнулся Малыш. — К примеру, вы, я и Смок, — мы в данный момент едим на девяносто долларов яиц, и хоть бы кто из нас глазом моргнул.

    Уайльд Уотер смотрел на быстро исчезавшие яйца и казался окаменевшим.
    — Они… яйца не стоят десяти долларов, — медленно произнес Уайльд Уотер.
    Малыш принял вызов.
    — Всякая вещь стоит того, что вы можете получить за нее, не так ли? — сказал он.
    — Да, но…
    — Без всяких «но». Я скажу вам, сколько мы можем получить за них. По десять долларов за штуку. Смок и я, мы — яичный трест, прошу не забывать! — Он вытер свою тарелку куском лепешки. — Я без труда мог бы съесть еще штучки две, — вздохнул он, принимаясь за бобы.
    — Вы не можете так есть яйца, — вымолвил Уайльд Уотер. — Это… это несправедливо.
    — Мы со Смоком прямо влюблены в яйца, — извинился Малыш.
    Уайльд Уотер мрачно расправился со своей яичницей и вопросительно посмотрел на хозяев.
    — Послушайте-ка, не можете ли вы сделать мне одно большое одолжение? — испытующе начал он. — Продайте мне, либо одолжите, либо просто подарите дюжину яиц.
    — С удовольствием, — ответил Смок. — Я по себе знаю, как можно стосковаться по яйцам. Но мы не такие уж нищие, чтобы продавать наше гостеприимство. Они вам не будут стоить ни гроша. — Тут сильный удар под столом дал ему понять, что Малыш начинает нервничать. — Дюжину, говорите вы, Уайльд Уотер?
    Тот кивнул.
    — А ну-ка, Малыш, — продолжал Смок, — свари яйца. Я ему сочувствую. Было времечко, когда я сам мог съесть дюжину за раз.
    Но Уайльд Уотер удержал рукой расторопного Малыша и пояснил:
    — Я имел в виду не вареные яйца. Я хочу получить их сырыми, в скорлупе.
    — Чтобы взять их с собой?
    — Вот именно.
    — Это уже не гостеприимство, — заметил Малыш. — Это сделка.
    Смок поддержал его:
    — Совсем другое дело, Уайльд Уотер. Я думал, что вы попросту хотите съесть их. Мы, видите ли, затеяли коммерческое предприятие.
    Синие глаза Уайльда Уотера потемнели, и что-то грозное зажглось в них.
    — Я заплачу вам, — резко сказал он. — Сколько?
    — О, но только не за дюжину, — ответил Смок. — Мы дюжинами не продаем. Мы не розничные торговцы. Мы не можем своими собственными руками испортить себе рынок. Нам надо держаться крепко.
    — Сколько у вас всего яиц, и что вы за них хотите?
    — Сколько их у нас, Малыш? — осведомился Смок.
    Малыш прочистил глотку и занялся устным счетом:
    — Сейчас скажу. Девятьсот семьдесят три минус девять — это выходит девятьсот шестьдесят два. Стало быть, вся история будет стоить ровно девять тысяч шестьсот двадцать долларов. Разумеется, мы ведем честную игру, Уайльд Уотер, и за каждое тухлое яйцо возвращаем деньги. Впрочем, тут нет тухлых. Чего я никогда в жизни не видал в Клондайке, так это тухлых яиц. Нет такого дурака, который решился бы привезти сюда тухлые яйца.
    — Это верно, — подтвердил Смок. — За тухлые яйца деньги обратно, Уайльд Уотер. Словом, вот вам наше предложение — девять тысяч шестьсот двадцать долларов за все яйца Клондайка.
    — Вы можете поднять цену до двадцати за штуку и заработать сто на сто, — вставил Малыш.
    Уайльд Уотер досадливо покачал головой и принялся за бобы.
    — Больно дорого выходит, Малыш. Да мне столько и не нужно. Я возьму у вас две дюжины по десять долларов за штуку.
    — Все или ничего, — отрезал Смок.
    — Слушайте, друзья, — произнес Уайльд Уотер в припадке доверчивости. — Я буду говорить с вами как на духу, только вы не болтайте. Вы ведь знаете, что я был помолвлен с мисс Эрол. Так вот — она порвала со мной. Это вы тоже знаете. Это знает всякий. Для нее-то мне и нужны яйца.
    — Ага! — рявкнул Малыш. — Теперь я понимаю, почему они нужны вам в скорлупе. Только никогда бы я про вас этого не подумал.
    — Чего?
    — Что вы способны на подобную низость, — горячо продолжал Малыш с видом оскорбленной добродетели. — Я бы нисколько не удивился, если бы кто-нибудь угостил вас за это хорошей порцией свинца. Ничего другого вы не заслуживаете.

    Уайльд Уотер загорелся гневом, грозившим перейти в один из его пресловутых припадков берсеркерской ярости. Он стиснул кулаки так, что зажатая в одном из них дешевая вилка погнулась; его синие глаза вспыхнули.
    — Послушайте, Малыш, что вы этим хотите сказать? Если вы чего-нибудь не договариваете…
    — Хочу сказать то самое, что говорю, — отрезал Малыш. — Вы можете поручиться вашей драгоценной головой, что я все договариваю. Только открыто и честно, — иначе ничего не получится. Вы не смеете швыряться.
    — Чем швыряться?
    — Яйцами, сливами, мячами, всем, чем угодно! Послушайте, Уайльд Уотер, вы совершаете большую ошибку. Еще не бывало в оперном театре публики, которая позволила бы вам это. А что она актриса — так это еще не основание, чтобы публично швырять в нее куриный помет.
    На мгновение можно было подумать, что Уайльд Уотер вот-вот лопнет или что его хватит апоплексический удар. Он отхлебнул горячего кофе и мало-помалу пришел в себя.
    — Вы ошибаетесь, Малыш, — произнес он холодно. — Я не собираюсь швырять в нее яйца. Черт побери! — крикнул он, внезапно возбуждаясь. — Я хочу преподнести ей эти яйца на тарелке, всмятку, — она любит всмятку.
    — Я так и думал, что это недоразумение! — великодушно воскликнул Малыш. — Я знал, что вы не способны на такую низость.
    — Ну ладно, Малыш, — примиряюще сказал Уайльд Уотер, — Перейдем к делу. Теперь вы понимаете, зачем мне нужны яйца.
    — Покупаете за девять тысяч шестьсот двадцать долларов? — осведомился Малыш.
    — Это издевательство, вот что это такое! — объявил взбешенный Уайльд Уотер.
    — Это — дело, — отпарировал Смок. — Уж не думаете ли вы, что мы скупаем яйца для собственного потребления?
    — Слушайте, опомнитесь, — взмолился Уайльд Уотер. — Мне нужно всего две дюжины. Я дам вам по двадцать долларов за штуку. Что я буду делать с такой кучей яиц?
    — Зачем кипятиться? — перебил его Малыш. — Не хотите, так не берите. Мы вам их не навязываем.
    — Но они мне нужны, — жалобно сказал Уайльд Уотер.
    — Вы знаете, что они стоят девять тысяч шестьсот двадцать долларов. Если я ошибся в счете, то после сквитаемся.
    — А может, они уже не помогут? — заметил Уайльд Уотер. — Может, мисс Эрол тем временем уже потеряла вкус к яйцам?
    — Я бы сказал, что мисс Эрол все равно стоит этих денег, — спокойно вставил Смок.
    — Стоит ли? — Уайльд Уотер вскочил в пылу красноречия. — Она стоит миллион долларов! Она стоит всего моего состояния! Она стоит всего золотого песка на Клондайке! — Он сел и продолжал более спокойным тоном: — И все-таки не резон выбрасывать десять тысяч долларов за один ее завтрак. Вот вам мое предложение. Дайте мне две дюжины яиц. Я передам их Славовичу. Он преподнесет их ей с приветом от меня. Она сто лет не улыбалась мне. Если яйца вызовут у нее улыбку, я возьму у вас всю партию.
    — Угодно вам подписать соответствующий контракт? — быстро спросил Смок, ибо он знал, что Люсиль Эрол улыбнется. Уайльд Уотер перевел дыхание.
    — У вас тут чертовски быстро делаются дела.
    — Мы только принимаем ваше предложение, — ответил Смок.
    — Ладно. Тащите бумагу, пишите договор, твердый и нерушимый! — воскликнул Уайльд Уотер.
    Смок составил бумагу, согласно которой Уайльд Уотер изъявлял согласие принять любое количество поставленных ему яиц по десять долларов за штуку при условии, если полученные им авансом две дюжины яиц помогут ему помириться с Люсиль Эрол.
    — Постойте, — сказал он. — Я покупаю только хорошие яйца.
    — В Клондайке нет тухлых яиц, — фыркнул Малыш.
    Уайльд Уотер уже взялся за перо, чтобы расписаться на контракте, но вдруг остановился.
    — Все равно, если я найду тухлое яйцо, вы вернете мне десять долларов, которые я вам за него заплатил.
    — Ладно, — согласился Смок.
    — И я съем все тухлые яйца, которые вы вернете, — прибавил Малыш.
    Смок вставил в контракт слово «хорошие». Уайльд Уотер мрачно расписался, получил обусловленный аванс — две дюжины яиц, натянул рукавицы и открыл дверь.
    — До свидания, бандиты, — прорычал он и хлопнул дверью.

    На следующее утро Смок был свидетелем сцены, разыгравшейся у Славовича. Он сидел в качестве гостя за столиком Уайльда Уотера, рядом со столиком Люсиль Эрол. Все произошло буквально так, как она предсказывала.
    — Еще не достали яиц? — жалобно спросила Люсиль официанта.
    — Никак нет, мисс, — ответил тот. — Говорят, кто-то скупил все яйца в Доусоне. Мистер Славович пытался купить хоть несколько штук, специально для вас, но тот, кто скупил их, не уступает ни одной штуки.
    Таково было положение дел, когда Уайльд Уотер кивком подозвал хозяина и, положив ему руку на плечо, заставил его нагнуться.
    — Слушайте, Славович, — прошептал он хрипло. — Вчера вечером я послал вам две дюжины яиц. Где они?
    — В погребе, за исключением шести штук, которые я держу для вас наготове.
    — Они мне нужны не для себя, — прохрипел Уайльд Уотер, еще больше понижая голос. — Сварите их и поднесите мисс Эрол.
    — Я лично займусь этим, — ответил Славович.
    — И не забудьте — с приветом от меня, — закончил Уайльд Уотер, выпуская из тисков плечо ресторатора.
    Очаровательная Люсиль Эрол все еще растерянно смотрела на ломтики ветчины с картофельным пюре, лежавшие перед ней на тарелке, когда к ней подошел Славович и поставил на стол два яйца в мешочек.
    — Привет от мистера Уайльда Уотера, — донеслось до соседнего столика.
    Смок не мог не признаться, что сцена была разыграна ею замечательно: радостная краска, молниеносно вспыхнувшая на ее лице, естественный поворот головы, невольная улыбка, с трудом подавленная чувством собственного достоинства, и затем снова решительный поворот головы в сторону ресторатора.
    Смок почувствовал, как обутая в мокасин нога Уайльда Уотера лягнула его под столом.
    — Будет ли она есть? Вот в чем вопрос! Будет ли она есть их, — шептал гигант в смертельной тоске.
    Скосив глаза, они увидели, что Люсиль Эрол с минуту поколебалась, чуть было не отодвинула тарелки, но, наконец, поддалась искушению.
    — Я беру яйца, — сказал Уайльд Уотер Смоку. — Договор будет выполнен. Видели вы ее? Видели? Она почти улыбнулась. Я знаю ее. Дело сделано! Еще два яйца завтра — и она простит меня и вернется. Не будь ее здесь, я бы пожал вам руку, Смок, — так я вам благодарен! Вы не бандит, вы — филантроп.

    Смок, ликуя, вернулся к себе в хижину на холме; к вящему своему изумлению, он застал дома Малыша в черном отчаянии, за пасьянсом «пустынник»; Смок давно уже заметил — когда товарищ его раскладывал «пустынника», это означало, что мир поколебался в своих основах.
    — Уходи вон! Не разговаривай со мной! — были первые слова, которыми он встретил Смока.
    Впрочем, скоро он немного успокоился и разразился потоком слов.
    — Все пропало! — выкрикнул он. — Дело лопнуло! Завтра во всех распивочных будет продаваться херес с яйцами по доллару за стакан. Во всем Доусоне не найдется ни одной голодающей сиротки, которая не будет валяться брюхом на яйцах. Как ты думаешь, кого я встретил? Человека с тремя тысячами яиц — понял? С тремя тысячами яиц, привезенных с Сороковой Мили!
    — Басни, — усомнился Смок.
    — Хороши басни! Я видел яйца. Человека зовут Готеро — длинный такой, голубоглазый верзила, француз из Канады. Сначала он спросил тебя, а потом отвел меня в сторону и нанес мне удар прямо в сердце. Он, оказывается, узнал о нашей афере с яйцами и заволновался. Он знал, что в Сороковой Миле имеется три тысячи яиц, немедленно отправился туда и купил их. «Покажите мне их», — сказал я ему. И он показал. Его сани и два индейца-погонщика стояли внизу у дамбы — на том самом месте, где они остановились по приезде из Сороковой Мили. А на санях лежали ящики из-под мыла, — небольшие деревянные ящики из-под мыла.

    Мы вытащили один из них на ледяную гору посредине реки и вскрыли его. Яйца! Полным-полно яиц, переложенных опилками! Смок, мы пропали! Нас обыграли. Знаешь, что он имел бесстыдство сказать мне? Что он отдает их нам по десять долларов за штуку. Знаешь, что он делал, когда я уходил от него? Писал объявление о продаже яиц. Он сказал, что первую очередь уступает нам, по десятке за штуку, до двух часов дня, и если мы к этому времени не придем, то он вздует рынок выше небес. И еще сказал, что, вообще говоря, он не делец, но тут сразу понял, что это выгодно, как только увидел… меня и тебя, насколько я понимаю.
    — Ладно, — бодро сказал Смок. — Надень рубашку и дай мне минутку подумать. Все, что в настоящий момент требуется, это — быстрота и натиск. Я заполучу сюда к двум часам Уайльда Уотера на предмет приемки яиц. А ты тем временем купи у Готеро его яйца. Попробуй поторговаться. Впрочем, если ты заплатишь по десять долларов за штуку, Уайльд Уотер должен будет принять их от нас по той же цене. Если ты сможешь купить их дешевле — тем лучше, тогда мы еще заработаем. Ну, беги! Доставь их сюда не позднее, чем к двум часам. Возьми у полковника Боуи собак и запряги в наши сани. Помни — ровно к двум!
    — Послушай, Смок! — крикнул Малыш вслед приятелю, спускавшемуся с холма. — Не взять ли тебе с собой зонтик? Я не буду удивлен, если к твоему приходу начнется яичный дождь.
    Смок нашел Уайльда Уотера в салуне.
    — Должен предупредить вас, что мы набрали еще некоторое количество яиц, — сказал Смок после того, как Уайльд Уотер изъявил согласие прийти к нему в два часа с золотым песком для расчета.
    — Вам больше везет на яйца, чем мне, — признался Уайльд Уотер. — Ну-с, так сколько же у вас теперь яиц? И сколько золотого песку я должен притащить к вам?
    Смок справился со своей записной книжкой.
    — Согласно подсчетам Малыша, у нас в данный момент имеется три тысячи девятьсот шестьдесят два яйца. Помножьте на десять…
    — Сорок тысяч долларов! — взревел Уайльд Уотер. — Вы говорили, что там что-то около девятисот штук. Это — убийство! Я не пойду на это.
    Смок вытащил из кармана договор и указал на «платеж по приемке».
    — Никаких указаний насчет количества яиц тут нет. Вы изъявили согласие платить по десять долларов за каждое сдаваемое нами яйцо. Что ж! Мы достали еще яиц, а договор есть договор. Хотя, по правде сказать, Уайльд Уотер, мы до сего дня понятия не имели об этих трех тысячах яиц. Нам пришлось купить их для укомплектования партии.
    В течение долгих пяти минут напряженного молчания Уайльд Уотер боролся с собой и, наконец, нехотя сдался.
    — Я влопался, — коротко сказал он. — Яйца так на меня и сыплются. Чем скорее я выберусь из этой истории, тем лучше. А то дело кончится яичным обвалом. Я буду у вас в два часа. Но сорок тысяч долларов!
    — Всего только тридцать девять тысяч шестьсот двадцать, — поправил его Смок.
    — Это двести фунтов золотого песку, — продолжал неистовствовать Уайльд Уотер. — Мне придется взять упряжку.
    — Мы дадим вам нашу, чтобы довезти яйца, — великодушно предложил Смок.
    — А куда я их помещу? Куда я их помещу? Ну, ладно! Я буду у вас. Но пока я жив, я в рот не возьму яйца.
    В половине второго прибыл Малыш с яйцами Готеро, из-за крутого подъема увеличивший в два раза количество собак в упряжке.
    — Мы заработаем почти вдвое больше, — сказал он Смоку, когда они устанавливали ящики внутри хижины. — Я предложил ему по восемь долларов, и он, выругавшись по-французски, согласился. Стало быть, по два доллара чистой прибыли за каждое яйцо, — а всего их три тысячи. Я заплатил ему сполна. Вот расписка.
    Пока Смок вытаскивал весы для золотого песка и делал прочие приготовления, Малыш занимался вычислениями.
    — Вот она, предусмотрительность! — торжествующе воскликнул он. — У нас прибыли двенадцать тысяч девятьсот семьдесят долларов. И притом без всякого ущерба для Уайльда Уотера. Он получает мисс Эрол. И, кроме того, все яйца. Необыкновенно выгодное дело! Никто не в убытке.
    — Даже Готеро заработает двадцать четыре тысячи, — рассмеялся Смок, — конечно, за вычетом себестоимости яиц и фрахта. А если Уайльд Уотер захочет продолжать дело, то он тоже заработает.
    Ровно в два часа стоявший на страже Малыш увидел поднимающегося на холм Уайльда Уотера. Уотер вошел в хижину с хмурым и деловитым видом.
    — Давайте сюда яйца, пираты, — начал он. — И, начиная с этого дня, никогда не упоминайте при мне о яйцах, если вам дорога жизнь.
    Все трое начали тщательно подсчитывать первую, смешанную, партию. Отсчитав две сотни, Уайльд Уотер неожиданно разбил одно яйцо о край стола.
    — Эй! Бросьте! — заметил Малыш.
    — Мое это яйцо или нет? — зарычал Уайльд Уотер. — Плачу я за него десять долларов или нет? Я не намерен покупать кота в мешке. Когда я выкладываю по десять кругляшек за я
    1. Андрей Андрей 18 апреля 2014, 23:20 # 0
      продолжение...Когда я выкладываю по десять кругляшек за яйцо, то я хочу знать, что я покупаю.
      — Я могу съесть его, если вы хотите, — ехидно предложил Малыш. Уайльд Уотер посмотрел на яйцо, понюхал его и покачал головой.
      — Нет, Малыш, не стоит. Яйцо прекрасное. Дайте-ка мне чашку. Я сам съем его за ужином.
      И еще три раза Уайльд Уотер разбивал для проверки яйца и клал их в стоявшую подле него чашку.
      — На две штуки больше, чем вышло у вас, Малыш, — сказал он, когда подсчет был закончен. — Девятьсот шестьдесят четыре, а не шестьдесят два.
      — Ошибся, стало быть, — добродушно согласился Малыш. — Мы засчитаем их для ровного счета.
      — Могли бы и уступить, — злобно заметил Уайльд Уотер. — Давайте их сюда. Девять тысяч шестьсот двадцать долларов. Сейчас я заплачу. Пишите расписку, Смок.
      — Отчего не сосчитать остальные, — сказал Смок, — и не заплатить за все сразу?
      Уайльд Уотер покачал головой.
      — Я не мастер считать. Лучше уж каждую партию отдельно, чтобы не было недоразумений.
      Он подошел к своей шубе и вытащил из ее боковых карманов два мешочка с золотым песком, напоминавших своей длиной и округлостью болонские колбасы. Когда платеж за первую партию был внесен, песку в них осталось не больше чем на несколько сот долларов.
      На стол был взгроможден первый ящик из-под мыла, и начался новый отсчет. Отсчитав сотню, Уайльд Уотер сильно стукнул яйцо о край стола. Оно не треснуло.
      — Здорово замерзло, — заметил он, ударяя еще сильнее.
      Он поднял яйцо, и двое остальных увидели, что там, где оно ударилось об стол, скорлупа его обсыпалась мельчайшими осколками.
      — Гм, — сказал Малыш. — Я думаю, оно должно было замерзнуть, раз его тащили сюда с Сороковой Мили. Его не разобьешь и топором.
      — Я все-таки за топор, — сказал Уайльд Уотер.
      Смок принес топор. Уайльд Уотер нацелился и искусным ударом опытного дровосека расколол яйцо пополам. Внутренность яйца едва ли можно было назвать удовлетворительной. Вещая дрожь пробежала по телу Смока. Малыш оказался более храбрым. Он поднес половинку яйца к носу.
      — Запах совсем хороший, — сказал он.
      — Но вид зато совсем скверный, — ответил Уайльд Уотер. — Да и как оно вообще может пахнуть, когда запах его давно уже замерз вместе со всем остальным. Подождите минутку.
      Он положил обе половинки на сковородку и поставил ее на горячую плиту. Водворилось молчание. Все трое ждали, расширив ноздри и напряженно втягивая воздух. Мало-помалу по комнате начало распространяться явственное зловоние. Уайльд Уотер не считал нужным разговаривать. Молчал, несмотря на всю свою самоуверенность, и Малыш.
      — Выкиньте его! — крикнул Смок, задыхаясь.
      — К чему? — спросил Уайльд Уотер. — Придется проверить всю партию.
      — Только не здесь, — прохрипел Смок, преодолевая тошноту. — Разрубите их, — достаточно будет взглянуть на них. Выбрось его, Малыш! Выбрось его! Фу!
      Ящик за ящиком вскрывались: яйцо за яйцом выхватывалось наудачу и рубилось надвое. И яйцо за яйцом свидетельствовало о том же безнадежном, непоправимом гниении.
      — Я не стану требовать, чтобы вы съели их, Малыш, — осклабился Уотер. — Ну-с, что касается меня, я отсюда моментально убираюсь. Договор только на хорошие яйца. Если вы дадите мне собак и сани, я увезу эти, пока они тоже не испортились.
      Смок помог ему нагрузить сани. Малыш сел за стол и начал раскладывать «пустынника».
      — Скажите, сколько времени вы держали эту партию? — были прощальные слова Уайльда Уотера.
      Смок ничего не ответил и, кинув один-единственный взгляд на погруженного в «пустынника» Малыша, стал выбрасывать ящик за ящиком в снег.
      — Скажи-ка, Малыш, — промолвил он кротко, — сколько ты заплатил за эти три тысячи?
      — По восемь долларов. Пошел вон! Не разговаривай со мной. Я умею считать не хуже тебя. Мы потеряли на этом деле семнадцать тысяч долларов — так и запомни, если тебя будут спрашивать. Я подсчитал, пока жарилось первое вонючее яйцо.
      Смок несколько минут соображал что-то, потом снова нарушил молчание:
      — Послушай, Малыш. Сорок тысяч долларов весят двести фунтов. Уайльд Уотер взял наши сани и наших собак, чтобы увезти яйца. Он явился сюда без саней. Те два мешка с золотым песком, что он вытащил из кармана, весили фунтов по двадцать каждый. Договор предусматривал наличный расчет за всю партию. Он принес ровно столько песку, сколько требовалось, чтобы заплатить за эти три тысячи. Он знал, что они тухлые. Но откуда он мог знать, что они тухлые? Что ты на это скажешь?
      Малыш собрал карты, перетасовал их и отложил в сторону.
      — Ха! Что может быть проще! Ребенок — и тот ответит тебе. Мы потеряли семнадцать тысяч. Яйца, которые я купил у Готеро, принадлежали Уайльду Уотеру. Тебе еще что-нибудь угодно знать?
      — Да. Почему, во имя здравого смысла, ты не выяснил до платежа, хорошие ли ты покупаешь яйца?
      — И на это нетрудно ответить. Уайльд Уотер рассчитал игру по секундам. У меня не было времени проверять яйца. Я должен был бешено торопиться, чтобы доставить их сюда к моменту сдачи. А теперь, Смок, позволь мне тоже задать тебе один скромный вопрос. Кто вбил тебе в голову эту гнусную идею о скупке яиц?
      Малыш успел разложить шестнадцатого по счету «пустынника», а Смок уже начал готовить ужин, когда раздался стук в дверь. В комнату вошел полковник Боуи, молча вручил письмо и удалился.
      — Ты видел его лицо? — взревел Малыш. — Он прямо лопался от смеха. Весь город издевается над нами, Смок! Кончено! Нам нельзя больше носа на улицу высунуть.
      Письмо было подписано Уайльдом Уотером. Смок прочел его вслух.
      «Дорогие Смок и Малыш! Свидетельствуя вам глубокое мое почтение, прошу вас не отказать поужинать со мной сегодня вечером в ресторане Славовича. Будет мисс Эрол, а также Готеро. Мы с ним были компаньонами в Сёркле лет пять назад. Он славный парень. Кстати, насчет яиц. Они прибыли в Аляску четыре года назад и уже тогда были тухлыми. Они были тухлыми, когда отбыли из Калифорнии. Они всегда были тухлыми. Они пролежали зиму в Карлуке и зиму в Нутлике и еще зиму на Сороковой Миле, где их продали за лежалые. А нынешнюю зиму они, по-моему, провели в Доусоне. Не держите их в теплом месте. Люсиль просит передать вам, что вы, она и я хорошо встряхнули Доусон. А за выпивку, по-моему, должны платить вы.
      С совершенным почтением ваш друг У. У»

      — Ну-с? Что ты скажешь? — поинтересовался Смок. — Мы, разумеется, примем приглашение.
      — Одно я скажу, — ответил Малыш. — Уайльд Уотер не пропадет, если разорится. Он чудесный актер — чертовски хороший актер. И еще скажу — мой счет никуда не годится. Уайльд Уотер заработал не только свои семнадцать тысяч, но и еще кое-что почище. Мы с тобой подарили ему все хорошие яйца в Клондайке — девятьсот шестьдесят две штуки, да еще два — для ровного счета. При этом у него еще хватило низости забрать и те, что лежали в чашке. Но вот что скажу тебе в заключение: мы с тобой опытные и старые золотоискатели. Но когда дело доходит до финансовых операций, так тут мы самые жалкие караси, когда-либо попадавшиеся на приманку в виде быстрого обогащения. После этого нам только и остается, что уйти в пустыню; и если ты когда-нибудь заговоришь при мне о яйцах, я тебе больше не компаньон. Понял?

      Вот как проводятся подобные аферы.


      Афоризм дня

      Любить - значит перестать сравнивать.

      Гражданин РК «Мелочь, а приятно.» оставил комментарий к теме «Ермек Тайчибеков осуждён на четыре года»

      От редакции

      Использование материалов возможно только при наличии активной ссылки на городской портал «Семей Сити».

      Ответственность за содержание комментариев несут их авторы.

      Наш адрес: РК, г. Семей, ул. Ленина, 18
      Тел.: +7 (7222) 52-63-75, факс: 52-09-26
      Электронная почта: info@semey.city

      Посещаемость

      Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика