Погода в Семее
+16°С
в Семее Ясно
давление: 747 мм.рт.ст.
311.2
347.77
5.52
  • На указанный email придёт письмо со ссылкой для активации.
    Вы можете указать свой пароль, или оставить это поле пустым и тогда он будет сгенерирован автоматически.
    Вы можете указать отдельный логин, чтобы не использовать email для входа.
    Ваше имя, для отображения на сайте.
Сегодня: 25 мая 2017 года, четверг
Вниманию руководителей предприятий, учреждений и жителей города! ГКП «Семей Водоканал» предупреждает Вас, что в связи с одномоментной промывкой и обеззараживанием водопроводных сетей правобережной и левобережной частей города с 20.00 часов 26 мая до 6.00 часов 27 мая 2017 г. употребление воды категорически запрещается. Просьба к жителям города, руководителям предприятий и учреждений города обеспечить суточный запас воды и предпринять все меры для нормальной работы и пожаротушения. Администрация ГКП «Семей Водоканал» приносит свои извинения за причиненные неудобства.                           По информации филиала РГП "Казгидромет" 26-27 мая в Восточно-Казахстанской области местами ожидаются заморозки 3 градуса. Управление по ЧС г.Семей просит горожан и гостей города соблюдать меры безопасности при возможной чрезвычайной ситуации.

Блоги





Почему крах режима РФ неизбежен?

Хороший анализ Алексея Кунгурова, построенный на исторических аналогиях и социологических механизмах.

Чтобы понять, почему революция в России сегодня неизбежна, мы должны не рейтинг Путина в телескоп изучать, а вспомнить историю полуторавековой давности. Перенесемся мысленно в 1856 г. когда Россия потерпела унизительное поражение в Крымской войне. Подробнее об этом эпик фейле я писал тут. Было ли это поражение случайным? Нет. Если белые люди приплывают на броненосцах в Папуасию и начинают лупцевать папуасов, последние не имеют шанса победить в принципе. Прецеденты науке не известны. Русские в той войне выступили в роли папуасов. Ну, вместо набедренных повязок были лапти, вместо копий – гладкоствольные ружья наполеоновской эпохи, но это отличия лишь антуражные, а не принципиальные.

Отсталая аграрная, феодальная страна столкнулась с передовыми промышленными капиталистическими державами того времени.

Стало совершенно очевидно, что если Россия не преодолеет свою технологическую отсталость от Запада, ее просто «опустят» до уровня африканских колоний. Смена формации (переход от феодализма к капитализму) означает революцию, но власть ни о какой революции слышать не желала. Феодальная элита (аристократия) хотела сохранить свое доминирующее положение. Она желала совершить апгрейд технический и экономический без изменений социальной модели. А это абсолютно невозможно!

Символ капитализма той поры – паровой двигатель. Пока русские не отхватили люлей в Крыму, царская администрация вообще всячески противилась железнодорожному строительству, даже если оно велось за счет частных инвесторов. А во время войны выяснилось, что интервенты на пароходах перебрасывают свои войска в Из Ливерпуля в Крым быстрее, чем наши пешком дошкандыбают до того же Крыма от Воронежа. Историки сегодня оправдываются: мол, мы бы обязательно победили, да только вынуждены были держать войска на всем протяжении европейской границы, потому что Австрия и Пруссия могли напасть. Ну хорошо, допустим, Пруссия гарантировала свое ненападение – как в этом случае перебросить войска из Курляндии в Крым и на Кавказ? Пешком? Так на это полгода уйдет. А обозы как тащить? У армии не было лошадей для столь масштабной переброски. Я уж молчу о том, что в межсезонье мобильность войск падала практически до нуля. Интервенты же, высадившись в Крыму, построили железную дорогу от Балаклавы до Севастополя для облегчения снабжения своих войск. После войны русское правительство… разобрало пути и продало их Турции.

Вам это не напоминает ничего? Вспомните, с каким фанатизмом либерасты уничтожали промышленность, доставшуюся от поверженного совка? И ведь не лаптевязальные фабрики крушили, на свалку выбросили ненужный космический челнок «Буран», а недостроенные авианосцы продали Китаю по цене металлолома.
В общем после издания императорского указа о создании сети железных дорог от 26 января 1857 г., паровозные магистрали в России начали строить именно по соображениям военной необходимости. Без них, какую бы многочисленную армию Россия не имела, защитить свои рубежи она уже не могла.

А что такое сеть железных дорог? Это – миллионы тонн стали. Весь XVIII век Россия была ведущей металлургической державой мира. Но вовсе не благодаря своей высокотехнологичности, а исключительно благодаря наличию леса. Производство железа держалось на древесном угле. В Европе лесаа не было, а у нас – навалом. Но в начале XIX столетия в металлургии произошла технологическая революция, производство чугуна и стали стало базироваться на угле. И Россия из крупнейшего экспортера железа на десятилетия превратилась в импортера.

То есть чтобы построить железную дорогу, нужно было не только железо, но и уголь (да и как топливо для паровых котлов уголек был куда эффективнее дров). Нужны были прокатные станы. Нужны были горные инженеры (геологи) для разведки залежей железной руды и угля. Нужны были специалисты по разработке угольных пластов и рудных месторождений. Нужны были современные металлургические комбинаты. Нужен был телеграф. Нужны были тысячи километров медного кабеля. Нужны были электростанции. Нужны были заводы по производству паровых машин. Нужны были заводы по производству станков для производства паровых машин. Нужны были строители мостов и туннелей. До железнодорожного бума в России и мостов-то через большие реки НЕ БЫЛО!!! Даже в столице империи первый постоянный мост был построен только в 1850 г. Одно тянуло за собой другое, другое третье…

Россия была бедной страной. Золота не имела, поэтому чтобы купить за границей жизненно необходимые ей станки и железо, нужно было что-то продать. А что она могла продать кроме зерна? Однако продуктивность феодального земледелия была столь низкой, что и его-то продавать много не могли – самим жрать нечего. Пришлось даже родной землицей приторговывать по дешевке. Малоизвестный факт: 97% средств, полученных Россией от продажи Аляски были потрачены на закупки за границей рельс и иных материалов для железнодорожного строительства. А выручили за нее сущие гроши – 7,2 млн. долларов. Здание окружного суда в Нью-Йорке обошлось американской казне дороже. Таким образом Россия в принципе не могла осуществить железнодорожный проект за счет импорта. Рассчитывать можно было лишь на внутренние ресурсы.

И, как говорится, не паровозом единым. Флот стране нужен? Нужен, причем флот на паровой тяге. Значит нужны тысячи инженеров-судостроителей, судоремонтников и проектировщиков. Сам флотский офицер превращается в инженера! А для флота нужны все те же миллионы тонн стали, километры кабеля, паровые машины, хитроумные приборы навигации и связи, сверхточная оптика. Нужны порты со сложной инфраструктурой. А для производства и эксплутатации всего этого хозяйства нужны еще тысячи и тысячи высококлассных специалистов. Кстати, порт уже немыслим без железной дороги (не на телегах же туда уголь доставлять?).

Как говорил, товарищ Сталин, «кадры решают все». Россия должна была заполучить откуда-то тысячи инженеров: электриков, металлургов, путейцев, энергетиков, полиграфистов, геологов, связистов. Их надо было выучить в университетах (которых в империи можно было по пальцам одной руки перечесть). Выписывать образованных людей из-за границы, как делал Петр – нет денег. Посылать своих отроков учиться за границу – снова нет денег. Были бы деньги, разумеется, царское правительство пошло по самому легкому первому пути. Но денег не было. Пришлось со скрипом и треском налаживать собственную систему образования.

И тут мы подходим к архиважнейшему вопросу: кто же будет учиться в университетах? До этого учились только дворяне, да и то лишь малая часть их. К тому же они предпочитали гуманитарные специальности, которые помогут сделать карьеру на госслужбе. Но к маретновской печи или в забой шахты князья и графы с баронами не пойдут ни за какие деньги. Следовательно, нужно открыть доступ в университеты и всякие прочие политехнические школы простолюдинам. Но чтобы поступить в высшее учебное заведение, надо сначала окончить гимназию. Так это чо, теперь вместе с белой дворянской костью в гимназиях будут обучаться сынки купчишек, извозчиков и, страшно сказать… крестьян и прислуги?

Да, и никак иначе! Дворяне пойдут потом служить в гвардию и всякого рода правительственные учреждения, а купчики, обыватели и прочий разночинный сброд пойдет в механики, горные инженеры, электрики, геодезисты, химики, телеграфисты, сталепрокатчики и мостостроители. Таким образом, для того, чтобы иметь железные дороги, потребовалось создать систему начального, среднего и высшего образования и дать доступ к ней самым широким слоям населения.

А что значит дать доступ к системе образования? Это значит, что нужно срубить миллиарды деревьев, сделать сотни тысяч тонн бумаги и напечатать десятки миллионов книжек. Нужны бумагоделательные фабрики. Где печатать книжки? В типографии. Нужны сотни новых типографий с современными печатными машинами, которые надо построить. А чтобы построить бумажные фабрики и типографии, нужны инженеры, инженеры и инженеры… Много инженеров самых разных специальностей.

Ну, ладно, с инженерами, надеюсь, все ясно. Их нужны тысячи. Но нужны еще и рабочие, причем миллионы рабочих! А откуда их взять? Только в деревне. Поэтому крестьян пришлось освободить от крепостной зависимости.

Где взять заводы, сотни и тысячи заводов? Раньше открыть зачуханную мануфактуру можно было только по высочайшему соизволению. Это было не правом подданных, а привилегией. Да что там мануфактуру, даже ветряные мельницы разрешила ставить невозбранно только Екатерина II. А теперь срочно понадобились заводы, заводы и еще раз заводы! Купцы в России были, и это было малочисленное полупривилегированное сословие. Купцы — это не венчурные инвесторы и не промышленники, а всего лишь торгаши. Государству же потребовалась промышленная буржуазия, которой не было. Дворяне, инженеры, рабочие и ученые были и раньше, а вот буржуазии не было. А теперь она появилась, потому что от наличия буржуазии – капиталистов, свободных предпринимателей стало зависеть само существование империи. И буржуазия появилась, вобрав в себя представителей всех сословий, национальностей и профессий.

Но капиталисты не могут появиться из ниоткуда по царскому указу. Для этого нужны определенные условия. Система сословных и именных привилегий несовместима с принципами свободного предпринимательства. Нужна судебная система, причем не феодальная, а базирующаяся на кодифицированном законодательстве. Нужна проработанная система гражданско-правовых отношений. Это купцы заключали договора, хлопнув по рукам. А для организации акционерного общества нужна правовая система, иначе никто не будет вкладывать деньги в долгоиграющие и рискованные проекты. Наконец, нужны банки. Не ломбарды, не лавки ростовщиков, а система обращения капиталов. Без банковской системы капитализм невозможен.

Видите, какой клубок у нас размотался! Сколько всего оказалось нужно для того, чтоб положить на землю шпалы, прикрепить к ним рельсы и запустить по ним паровую машину. Для того, чтобы Россия выжила в окружении более сильных держав, она должна была совершить индустриальный переход, то есть перейти из феодализма в капитализм. Необходимость иметь железные дороги требовало осуществления промышленной революции, что влекло за собой тектонические социальные сдвиги – общество сословное ломалось и переходило к классовому. Это в свою очередь неизбежно вело к политическим преобразованиям. В обществе появлялась новая элита – буржуазная, и она «увольняла» в отставку аристократию и монархию.

Еще вчера это казалось ненужным и даже вредным. Сами разговоры о необходимости социальных преобразований являлись государственной изменой и карались каторгой. Каких-то 50 лет назад екатерининская Россия была доминирующей континентальной державой. По афористичному выражению князя Безбородко «… без нашего ведома ни одна пушка в Европе не смела выстрелить». Еще 30 лет назад незыблемость европейского мироустройства, определенного Венским конгрессом, одним из гарантов которого являлась Российская империя была несомненна. И вдруг такой шок – Россия оказалась голожопой и вшивой папуасией в столкновении с Англией и Францией. А ведь всего каких-то 40 лет назад казаки купали коней в Сене!

Но за эти 40 лет произошла революция – та самая промышленная революция, которая позволила Британии в 24 раза (!!!) нарастить производство железа. Уже внедрялся бессемеровский процесс выплавки чугуна, уже прокладывалась трансатлантическая телеграфная линия, а в России некачественное и дорогое железо делали в кричных горнах по дедовским технологиям. Россию могла спасти только революция! Только форсированная индустриализация! Но революция не произошла. Она была необходима, более того, она была неизбежна, однако она не случилась. Точнее, она не случилась в нужное время. Власть мучительно оттягивала ее 60 лет. Наконец, в 1917 г. ипануло так, что эхо холостого выстрела «Авроры» гуляет до сих пор.

Еще раз скажу то, о чем я писал в прошлом посте: революция происходит не от того, что кто-то проплатил майдан, не потому, что люди стали плохо жить и восстали, не потому, что Пуйло ворует и давит несогласных, и даже не от того, что мировая закулиса плетет заговор. Общество – это живой организм, который постоянно развивается. Детство – прекрасная пора? Кто ж спорит, но половое созревание произойдет, хотите вы этого или нет – это и есть революция в одном отдельно взятом организме. Революция, которая меняет не только тело, но и сознание, поведение. Половое созревание у подростков происходит взрывообразно, поэтому сравнение с революцией будет более чем уместным.

Могла ли Россия дожить до XXI века, сохранив феодальный уклад жизни и экономики? Совершенно очевидно, что нет. Афганистан – смог, но это нифига не повод для гордости. Вы хотите жить, как в Афганистане? Это вполне возможно – поезжайте в вымирающую деревню без электричества, больницы, школы, но с церковью. Живите там натуральным хозяйством и молитесь пять раз в день, лечитесь припарками, детей учиться от дайте попику.

Именно поэтому я и говорю, что революция была неизбежна. Неизбежен был переход от сыродутной печи к электроконвертору, неизбежны были и социальные преобразования. Выше я показал, что невозможно было построить железную дорогу, сохранив феодализм. А не построив железную дорогу, православная Папуасия была обречена на смерть. Поэтому лозунг «Революция или смерть!» надо понимать вполне буквально. Русская цивилизация сохранилась благодаря революции (гыгыгы, во главе которой стояли евреи).

Возникает вопрос: а можно ли было перейти от феодализма к капитализму, от ручного труда к машинному производству, от дворянской армии к массовой призывной, от казачьей пики к пулемету, от схоластики и алхимии к университетскому образованию, но не рубя головы монархам и не устраивая кровавых гражданских войн? Можно, но лишь в том случае, если революция происходит по воле верхов. Ниже я приведу пример такой революции. Однако в большинстве случаев страны расставались с феодализмом в кровавых корчах. Английская революция была кровавой. Французская революция была кровавой. Большим кровопусканием отмечена Нидерландская революция. Все революции в Латинской Америке сопровождались многолетним насилием. Практически все антиколониальные революции были шумными и грязными. Назовите мне хоть одну причину, по которой Россия должна была перейти из феодального детства в капиталистическое отрочество без прыщей и гормональных штормов?

Давайте поставим вопрос по другому: могла ли Россия 150 лет совершить революцию, но плавненько, лет за 30, без взрывов и великих потрясений? Ну, например, монархия могла стать конституционной и дожить до сего дня, оставшись номинальной, как в какой-нибудь Бельгии? Могла ли Россия стать великой мировой державой, не передавив в чекистских подвалах «генофонд нации»?

Еще раз говорю: да, это было возможно. Пример такой плавной революции показала Япония, перескочив из феодализма в клуб мировых промышленных держав за 50 лет. Но принципиальным отличием японской революции было то, что она совершалась верхами. Поэтому император в Японии типа правит до сих пор. Точнее, он является не правителем, а лишь «символом государства и единства нации». Но факт, что японцы обошлись без «штурма Зимнего» и «ипатьевского тира». Аристократию в Японии не уничтожали физически, а просто уровняли все сословия императорским указом. Но монархия в России была дегенеративна, и потому пыталась заменить революцию полуреформами, полусвободами и прочими полумерами.

Вот что произошло: тысячи и тысячи бывших холопов и потомков холопов получили доступ к университетскому образованию, стали врачами, инженерами, управляющими рудников и заводов, начальниками портов, директорами издательств и типографий. Раньше всем рулила АРИСТОКРАТИЯ, которая имела монополию на власть, монополию на богатство, монополию на знание, а в индустриальную эпоху элитой стала ТЕХНОКРАТИЯ. И технократия не будет терпеть власть потомственных дворян, у которых нет никаких достижений и заслуг, кроме одного – их имена записаны в ветхих геральдических книгах. Технократия будет враждебно настроена против аристократии, она будет требовать политических прав и свобод для себя. Технократия – РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КЛАСС. Это класс, порожденный технологической революцией, который закрепит свое господствующее положение только в ходе революции политической. Это противоречие носит принципиальный и неустранимый характер.

Так вот, собственно политической революции можно было избежать, постепенно ликвидировав привилегии аристократии и дав технократии и буржуазии (ее можно рассматривать, как часть технократии) всю полноту власти в стране. Вот именно этом конкретном месте результата можно было добиться путем реформ. Но для осуществления таких реформ нужна была политическая воля, которой у элиты не было. У элиты был животный страх перед революцией. И своей безмозглостью элита обрекла себя на смерть. Все, чего она добилась – оттянула революцию на 60 лет, что привело страну к кратковременной клинической смерти, а элиту – к уничтожению.

Да, университеты, шахты и заводы завели. Да, своя технократия в России появилась. И эта технократия начала книжки запрещенные почитывать, надрачивать на европейские свободы и подстрекательские разговоры заводить, что, дескать, надо бы и у нас цензуру отменить, да парламенты учредить по аглицкому образцу. Какая реакция на все это у властей? – давить и не пущать! Уже в царствование Александра III наступила феодальная реакция – кухаркиных детей в гимназии было брать запрещено (соответственно, и в университеты они поступить не могли), про свободную прессу было велено забыть, за разговоры о парламенте ссылали в Сибирь. Самостоятельность земств (прообраз местного самоуправления) стали обрезать при всякой возможности.

Но революционный класс невозможно загнать в стойло. Инженер не может иметь психологию своего деда – тупого и забитого крепостного холопа. О ужас – образованный слой отвергает авторитет церкви! Он высмеивает попвские басни о боге. А царь – он кто? Он помазанник божий! А если бог для них не авторитет, то и царь – всего лишь клоун в смешном колпаке с бриллиантами, увешанный медальками с ног до головы. Давить крамолу! Нагнуть возгордившихся и возомнивших! И нагибали. И в Сибирь ссылали. И даже вешали.

В ответ полетели бомбы в представителей элиты. Революционный класс порождал демонов-террористов. Да, террористы были отвратительны и безумны, но разве не безумна была элита, пытавшаяся сохранить свое господство любой ценой? Нет реформ – будут бомбы.

И ладно бы у режима были терки только с интеллигенцией. Конфликт с нарождающимся пролетариатом возник вместе с самим пролетариатом и в дальнейшем только нарастал. Буржуазия была насквозь пропитана либеральными идейками. И чем крепче становилась буржуазия, тем сильнее она жаждала власти. У элиты остался последний потенциальный союзник – крестьянство. Но и крестьяне не могло быть опорой режима, потому что оно нищали и деградировали. Кресьянство не хотело ни парламента, ни свободы печати, оно хотело земли. Но земли становилось все меньше, а крестьян все больше. Протест нарастал, как снежный ком. Какие тут могут быть постепенные политические реформы?

С каждым годом возможность реформирования общества становилась все более призрачной. Антагонизм между аристократической феодальной элитой (включая попов, ибо церковь была крупнейшим землевладельцем) с одной стороны и технократией, пролетариатом и буржуазией с другой, лишь нарастал. В 50-60-е годы либеральные свободы, дарованные сверху, принимались обществом с благодарностью и пылким восторгом. Но в 90-е годы любые уступки властей в глазах революционного класса выглядели, как проявление слабости и провоцировали желание «добить гадину». Режим боролся за выживание и тратил на это все свои силы, пока они не иссякли. После чего он просто рухнул и рассыпался в прах в течение нескольких дней.

А что же промышленная революция? Она-то увенчалась успехом? Так в том-то и дело, что промышленная революция – это аццкий генератор революционного класса – всех этих безбожных инженеришек, люмпен-пролетариев и космополитичных буржуйчиков. И царский режим в припадке мракобесного безумия пытался ОСТАНОВИТЬ саму промышленную революцию, пораждающую его могильщиков. И вот к чему это привело:

«В 60-80 годы XIX века почти 60% потребляемого в стране металла покупалось за границей. Причиной была уже вопиющая технологическая отсталость русской металлургии. До последнего десятилетия XIX века две трети чугуна в России всё ещё производили на древесном угле. Только к 1900 году количество чугуна, выплавленного на каменном угле, превысит количество получаемого за счёт чудовищной массы пережжённого дерева.

Очень медленно, в отличие от западноевропейских стран тех лет, внедрялись новые технологии. Так, в 1885 году из 195 доменных печей в России 88 были еще на холодном дутье, то есть на технологии начала XIX столетия. Но и в 1900 году такие печи с почти вековым отставанием в технологическом процессе, всё еще составляли 10% доменных печей Российской империи.

В 1870 году в стране работало 425 новых «пудлинговых» печей и 924 «кричных горна» на старой технологии начала века. И только к концу XIX столетия число «пудлинговых» печей превысит количество «кричных горнов», созданных ещё руками крепостных рабочих». (источник)

Да, железные дороги, броненосцы и нарезную артиллерию царь хотел, а промышленную революцию не хотел, потому что она сулила конец монархии. Итог был катастрофичен – в 1856 г. Россия проиграла войну коалиции ведущих европейских держав, потому что была отсталой папасией по сравнению с ними. А через 49 лет она продула войну азиатской папуасии – Японии. Ну, то есть Япония к тому времени уже перестала быть папуасией, УСПЕШНО совершив индустриальный переход, промышленную революцию, сохранив и упрочив политический консенсус внутри общества, а Россия полвека металась между желанием выжить и страхом перед революцией. В итоге старая Россия сдохла, а революция все равно случилась – жестокая, разрушительная, кровавая и изнурительная.

Дрочеры на «Российку, которую мы потеряли» умиляются: ах, какие бешеные темпы экономического развития показала Россия в конце XIXстолетия. Ах, если бы ей еще 30 лет спокойствия – она бы ого-го! Тупорылые дауны отказываются замечать то, что за «годы бурного роста» смертельно больная (на голову) империя не только не сократила отставание от передовых стран, а УВЕЛИЧИЛА РАЗРЫВ!!! В итоге была позорно отпизжена япошками! Если в ходе Восточной войны у России были не только поражения, но и победы, особенно на начальном этапе, то во время русско-японской войны русские не выиграли ни одного сражения.

Цусимское побоище стало гимном отсталости России – ВЕСЬ флот был потерян, так и не утопив ни одного вражеского корабля. Это вовсе не случайное поражение. Если сейчас самые передовые военные технологии сконцентрированы в аэрокосмической сфере, то тогда точкой их высшей концентрации был паровой броненосный флот. И то, что русский флот с вековыми традициями позорно облажался в противостоянии с японскими моряками, которые 50 лет назад ходили в море лишь на парусных рыбацких лодках – это никакая не случайность, это смертный приговор феодальной империи, впавшей в маразм. Глубокий символизм Цусимы в том, что Япония вступила на путь модернизации позже России – в 1868 г., имея стартовые позиции неизмеримо более слабые, однако за 36 лет она достигла результатов поистине выдающихся. Да, там революция делалась сверху. Разница налицо.

Мне жутко представить, что было бы, получи Россия вместо революции 1917 г. 30 лет спокойствия. Кто бы встретил Вермахт в 19941 г. Армия, состоящая из неграмотных крестьян с попами вместо комиссаров с устаревшими французскими бипланами и лицензионными английскими танками в количестве 8 штук на дивизию? У России было не 30, а 100 лет спокойствия после изгнания Наполеона. Как она ими распорядилась? Спала. Встрепенулась, получив люлей в Крыму от своих «партнеров», и снова впала в дрему, да такую, что получив п-дюлей от азиатов, уже не смогла выйти из комы. Раньше отставала от Европы, теперь стала отставать от Азии. Еще 30 лет – отстала бы от Африки. Тенденция именно такова. Почему Японии хватило 30 лет, чтобы догнать Запад, а России не хватило 100?

Теперь попробуйте самостоятельно подумать над тем, насколько актуально сегодня стоит для РФ вопрос перехода от индистриального уклада экономики к постиндустриальному? Или вы серьезно полагаете, что сможете выжить, опираясь на экономический базис IV технологического уклада (эпоха нефти и стали), когда мир перешагнул уже в VI уклад (нанотехнологии, наноэлектроника, генная инженерия)? В эпоху бурного развития нанолектроники Расеюшка утратила мощности по производству микроэлектроники (V технологический уклад).

Экономика РФ базируется на экспорте сырья и импорту ВСЕГО точно так же, как это было 150 лет назад, когда вывозили зерно и платину, а ввозили… рельсы. Ну да, штамповать титановые чушки (спасибо тебе, товарищ Сталин!) эффективные менеджеры еще могут, но схрена ли я должен гордиться, что эти чушки покупает корпорация Boeing? Ведь не авионику и авиадвигатели покупает американский авиастроительный гигант? В мировой табели о рангах РФ занимает чмошное место поставщика чушек, отстав по уровню технологического развития от Бразилии и Малайзии (про Китай вообще умолчим). Под сказочки про вставание с колен и байки про экономический рост происходит неуклонное отставание страны от лидеров. Отставание куда более стремительное, чем во второй половине XIX века. То, что происходитс РФ сейчас – это своего рода ремейк Крымской войны. Вы, самодовольные идиоты очень скоро огребете феерических п-дюлей. Это создаст предпосылки для очередной технологической революции. Произойдет ли она? Было бы хорошо, если б «роды» прошли в срок. Да и у режима нет ресурсов для 60-летнего оттягивания неизбежной развязки. Единственное, на чем зиждется могущество Кремля – телепропаганда.

В следующий раз я зачитаю приговор Путинорашке и убедительно докажу, что спаси ее уже никакие реформы не смогут. Впрочем тот, кто умеет проводить аналогии, и так уже все понял. Кто не умеет – тому разжуем и в ротик положим.

Алексей Кунгуров
19 июля 2015, 10:13
Андрей Андрей
0

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Комментарии (11)

  1. Максим Максим 21 июля 2015, 13:16 # 0
    даже читать весь этот бред желания нет… автор про ядерное оружие вообще наверное не слышал, так и завис в 19 веке
    1. Андрей Андрей 21 июля 2015, 14:24 # 0
      А Вы так и зависли с Путиным в 20 веке… Ядерным оружием можно было бряцать 50 лет назад. Позже его значение значительно снизилось. Сейчас вон даже у Пакистана ядерное оружие есть. И что?
      Сильно помогло ядерное оружие СССР? Когда его в 80-90-х вполне разрушали изнутри и снаружи, успешно перебивая идеологическую матрицу. Сейчас государства разрушатся с помощью информационных войн (в соответствии с логикой развития новых информационных технологий). О чем и говорит Кунгуров.
      Что Вы противопоставите, например, сетецинтрической войне? Когда врага даже идентифицировать трудно. Куда бомбы ядреные пулять будете? Вот о чем разговор.
    2. Андрей Андрей 21 июля 2015, 14:29 # 0
      Может быть российская армия будет воевать с помощью надувных танков? Еще один распилочный проект кремлевских пацанов:

      1. Андрей Андрей 22 июля 2015, 08:50 # 0
        продолжение статьи Алексея Кунгурова

        Какова была задача революции 1917 г.? Вопрос вроде бы элементарный, однако многих ставит в тупик. Задача революционеров ясна: взять власть. А что потом? Потом, если взявшие власть революционеры, не выполнят задачу революции, они будут сметены. Взявшие власть большевики должны были выполнить ту задачу, которая оказалась не по силам царскому режиму – совершить индустриальный переход.

        Поясняю для поколения ЕГЭ, что это такое.В 1917 г. Россия еще не вышла из феодализма. Более 80% населения страны – крестьяне, жившие натуральным хозяйством. Более того, даже значительная часть промышленных рабочих – это крестьяне, которые на период сезона полевых работ уходят в деревню, а по его завершении возвращаются в город. В чем принципиально отличие крестьянина от фермера? Вовсе не в зажиточности и даже не форме собственности (фермер – собственник земли, крестьянин – общинник). Разница в том, что фермер вовлечен в товарно-денежные отношения, он производит ТОВАРНЫЙ продукт, то есть продукт, предназначенный для продажи. Крестьянин же производит продукт исключительно для самообеспечения. Да, что-то он вынужден продавать для того, чтобы заплатить подушную подать, купить сельхозинвентарь и т.д. Но это не цель крестьянина, а вынужденная необходимость. Если капитализм основан на разделении труда, то у крестьянина сознание соответствует феодальному укладу – он все стремится делать сам – дом, одежду, домашнюю утварь и инструменты. И только если он не может сделать это сам, он вынужден прибегать к обмену.

        Думаю, нетрудно догадаться, что продуктивность феодального хозяйства ничтожно мала. Грубо говоря, пять крестьян в России кормили одного горожанина. Но общество, не способное производить достаточного прибавочного продукта, нежизнеспособно. Нет, в вакууме Россия, конечно, могла существовать в феодализме по сей день. Но она существовала тогда и существует по сей день в довольно враждебном окружении. Если страна не способна победить в войне сильного соседа, она не способна осуществлять независимое развитие — это аксиома. Россия же после 1814 г. побеждала только совсем уж отсталые страны и псевдогосударства – деградировавшую Оттоманскую империю, Персию, Коканд, Хиву, Бухару, Китай, да подавляла мятежи на своей территории. Всякое столкновение с промышленно развитыми странами заканчивалось для русских плачевно. Англия, Франция и Германия русских нещадно били. Даже маленькая и бедная Япония, совершив индустриальный переход за какие-то 30 лет, в пух и прах разгромила Российскую империю, в том числе и на ее территории (!!!).

        Результат этих поражений сегодня уже мало кто осознает, между тем он был катастрофичен – Россия утратила суверенитет. Да, формально, она не стала колонией, но впала во все возможные виды зависимости от развитых держав – внешнеполитическую (подробнее об этом тут), технологическую, финансовую и идеологическую (элита была в высшей степени вестернизирована). Если оперировать научными терминами, то Россия имела статус периферийной страны – это та же колония, только с администрацией из местных князьков – вот и вся разница. Персия и Китай имели тот же статус. Окончательно подчиненный статус России был закреплен в ходе финансовой реформы Витте, который осуществил переход к золотому рублю. После этого страна не могла быть суверенной в принципе.

        Сегодня тупая либерастня слюняво восхищается тем временем- типа русский золотой рубль был самой крепкой валютой мира. Ой, дебилы! Если бы Россия имела золото, то тогда с натяжкой можно было считать золотой рубль русским. Но своего золота у России НЕ БЫЛО! Промышленная добыча золота была налажена только в СССР, да и то не шибко большая. А внешняя торговля никакого золота не приносила, а какбэ даже наоборот, потому что феодальная аристократия, получив доход от продажи зерна за границу, проматывала доходы по парижам, монте-карлам и баден-баденам.

        Как же мог появиться золотой рубль? Все было предельно просто: русское правительство брало золото в долг у европейских капиталистов, чтобы обеспечить бумажные ассигнации. Далее капиталисты построили в России заводы, произвели на них продукцию, продали ее русским потребителям за бумажные ассигнации, обменяли на золото и вывезли. Прекратить обменивать бумажки на золото правительство не может, потому что в этом случае все иностранные заводы остановят производство – какой смысл им производить товары, если невозможно получить прибыль? Кто будет инвестировать в Россию, если невозможно получить гешефт? Да и ничем не обеспеченный рубль тут же обвалится – возникнет гиперинфляция со всеми вытекающими последствиями. Поэтому царское правительство было вынуждено занимать золото на кабальных условиях снова и снова. Таким образом Российская империя влезла в долги, из которых даже теоретически выпутаться не могла. Внешний долг в пять раз превышал золотой запас – таков был итог 20-летия новой финансовой системы!

        А долг, как известно, платежом красен. Посмотрите, что сегодня происходит с Грецией – ее судьбу решают кредиторы, они дают указание греческому правительству, сколько госслужащих уволить, на сколько сократить пенсии, какие установить налоги и какие предприятия приватизировать. Вы думаете, сто лет назад в отношении России все было по-другому? Нет, все было ровно так же, даже еще более откровенно. Россия настолько утратила суверенитет, что в 1914 г. вынуждена была воевать в интересах своих кредиторов. С Германией в отличие от Франции и, тем более, Великобритании, у России не было никаких противоречий от слова «совсем». Германия была крупнейшим торговым партнером России – в 1913 г. 30% русского экспорта шло в Германию, а во Францию всего лишь 6,6%. По импорту же Германия закрывала 47,5 % русских потребностей, в то время как Франция – 4%. Почувствуйте разницу! Но более 60% русского госдолга было в руках французов. И только по этой причине Россия оказалась втянута в войну с центральными державами на стороне Антанты в качестве пушечного мяса. Никаких рациональных причин яростно лезть в войну у Петербурга не было.

        Война с Японией чуть не похоронила монархию. Нет, дело не в том, что военные неудачи в далекой Манчьжурии, на Камчатке и Сахалине открыли массам глаза на недееспособность царского режима. Дело в том, что военные расходы даже на маленькую периферийную войнушку пробили такую громадную дыру в бюджете, которая грозила империи полным финансовым крахом. При планируемых расходах в 1 млрд. руб. фактические расходы составили 2,3 млрд. руб. Правительство рассматривало вопрос об отказе от золотого обращения. Спасла Россию тогда Франция, предоставив кредит золотом почти в 843 млн. руб. Вообще же практически все военные расходы России были профинансированы внешними силами. 2,2 млрд. руб. из 2,3 млрд. руб. военных расходов были покрыты за счет увеличения госдолга. То есть без внешней подпитки воевать Россия была не в состоянии даже с азиатскими странами. Поэтому стремление Петербурга влезть в войну с европейскими державами иначе как самоубийством назвать трудно. В результате внешний долг с 8,8 млрд. руб. в 1914 г. вырос до 33,6 млрд. руб. к концу 1916 г.

        Многие фантазеры любят порассуждать о том, что если бы не большевики, разложившие армию, то Россия победила бы в войне и укрепилась бы, как великая мировая держава (этот статус она потеряла в 1856 г.). Что за бред? В результате войны Россия могла приобрести только неподъемные долги, и ничего более. Европейские державы дрались за доступ к рынкам сбыта и источникам сырья. У России же сырьевая база находилась на собственной территории, а на внешнем рынкам России НЕЧЕГО БЫЛО ПРЕДЛОЖИТЬ.

        В структуре экспорта продукты промышленного производства (в основном полуфабрикаты) занимали лишь 5,5%. Остальное приходилось на сырье и продукты питания. Если сегодня Россию, более две трети экспорта которой приходится на энергоносители и низкопередельные полуфабрикаты, обоснованно называют Ресурсной Федерацией, то как назвать царскую Россию, которая экспортировала сырье, чтобы купить сырье? Да, даже каменный уголь, которого у самих было завались, Россия импортировала, так же как и чугун, никель, олово, хлопок, шерсть. На экспорт же шел не металлопрокат, как сегодня, а необогащенная руда. Громадная Российская империя в стоимостном выражении поставила на экспорт в 1910 г. товаров на 2,5 млрд. руб. В то же время малюсенькая Бельгия – на 4,5 млрд. руб. Уже одно это показывает, какое чмошное место занимала наша страна в мировой табели о рангах. Кому хочется покопаться в цифрах – вот сборник данных о внешней торговле России в начале XXстолетия.

        А как же индустриализация, темпы которой якобы были самыми высокими в мире? Про темпы – это, конечно, голимый пиздеж. Да, темпы роста, если сравнивать их с сегодняшними показателями, кажутся фантастическими. Но это лишь потому, что база была низкой. Строили 5 паровозов в год, а стали строить 20 – рост 150%! То, что ввозили при этом 200 паровозов, дрочеры на «Россию, которую мы потеряли» просто не упоминают. Правда, чаще всего либерасты занимаются примитивной манипуляцией статистикой. Вот, например, какая-то тупая писда cubaki копипастит кочующую из агитки в агитку цифру: «Производство паровозов: 1909 г. – 525 штук, 1913 г. – 654 штук, рост — 24,6%», после чего делает вывод: «Россия в предвоенный период находилась на подъеме. Почему же тогда всё обернулось крахом? Почему в успешной стране вскоре произошли революции, Гражданская война, голод и т.п.? …
        … Попытка объяснить революции тяжелым положением масс не выдерживает никакой критики. Не массы свергли царя в Феврале 1917 года. А вот что такое действительно отчаянное положение, массы узнали как раз по итогам революций».

        На самом деле был не рост, а спад в производстве паровозов: если в 1908 г. произведено 669 штук, то в 1912 – всего 313 штук, то есть спад составил 53%. Но либерастам – хоть ссы в глаза. Как видим, всегда можно подобрать такую пару цифр, которая свидетельствует о росте или спаде производства, но при этом данная статистика не будет отражать реального положения дел.

        Например, можно надувать щеки и гордиться тем, что по выплавке чугуна Россия занимала пятое место в мире. Но в Германии 95% чугуна шло на производство высококачественных сталей. А в России с этим дело обстояло как? Черная металлургия, добыча угля – это то, чем могли похвастаться и колонии. А вот цветная металлургия в России была в жопе. По основным цветным металлам мы отставали от германии в 30-120 раз. Не имея достаточно хрома и никеля, невозможно производить легированные стали. Без меди немыслимо развитие электротехнической промышленности. И, наконец, надо понимать, что сколько бы чугуна в России не производилось, обеспечить внутренние потребности страна не могла. Поэтому до самого краха империи русские закупали рельсы за границей за взятое взаймы золото.

        Так вот, почему не смотря на бурное строительство индустрии в России, она так и не смогла совершить индустриальный переход? Потому что индустрия – это вовсе не количество отлитого чугуна и стали, и не миллионы горняков, которые долбят киркой в шахтах уголек. Индустриализация подразумевает строительство промышленного КОМПЛЕКСА ПОЛНОГО ЦИКЛА ПРОИЗВОДСТВА. Царская Россия же такой задачи даже не ставила. Да, уголек добывали (правда, потребление его на душу населения составляло 4% от уровня США) и сталь выделывали (потребление стали – 6,5% от уровня США), но это все – низкопередельный полуфабрикат. Страна только тогда совершает индустриальный переход, когда производит КОНЕЧНЫЙ ПРОДУКТ.

        Вот, например, возьмем авиастроение. В России проектировались и строились хорошие самолеты, передовые для своего времени. Но что такое самолет в начале XX века? Это – деревянный каркас, обтянутый тканью и двигатель. Авиадвигатели Россия не производила. А могла ли Россия производить самолеты, даже если они были очень хороши, на экспорт? Нет! Для этого надо было купить авиадвигатель и приделать к нему планер. В цифрах это выглядит примерно так: русский планер стоит 10 руб. из которых 3 руб. добавленная стоимость, а французский двигатель – 50 руб., из которых добавленная стоимость – 30 руб. Если продать самолет за 60 руб., то русская экономика получала от этого 3 рубля, а французская – 30 рублей.

        Вот что значит отсутствие полного цикла производства, суть которого в том, что основной гешефт достается тому, кто производит самые высокопередельные и сложные технологические операции! Да, Россия производила 80% мирового льна, но львиная доля гешефта достается не тому, кто травку покосил, а тому, кто производит ткань. А чтобы производить ткани, нужны машины, которые из льна делают нить, а из нити – полотно. Разве Россия производила текстильные машины?

        Можно до усрачки вопить о том, что Попов первым изобрел радио, хотя на самом деле это не так. Но даже если бы это было так, разве в России возникла радиотехническая промышленность? Нет, почему-то лидерами в этой области были немцы, хотя они точно радио не изобретали. И периодическую таблицу изобрел Менделеев, но передовая химическая промышленность была, опять же, в Германии, в которой русские закупали нитрокраску и лаки, без которых не могли делать даже патроны к ружьям.

        Суть предельно проста: не важно, кто и что изобретает. Для того, чтобы реализовать эти изобретения, нужно промышленное производство ПОЛНОГО ЦИКЛА. Страны, совершившие индустриальный переход, имели производство полного цикла в судостроении, паровозостроении, автостроении, авиастроении и ВПК. Россия ничего этого не имела. Да, пушечные стволы мы делали. А вот прицелы к орудиям – уже нет. И так буквально во всем.

        Так вот, вернемся к революции 1917 г. В этот год совершилась политическая и социальная революция. Структура общества кардинально изменилась. Но страна как была, так и осталась феодальной по характеру экономики. Как была – так и осталась слабой по сравнению с ведущими мировыми державами. Да, распределение благ внутри общества стало более справедливым, но при этом количество самих благ уменьшилось! Россия стала даже не слабой, а абсолютно беспомощной, поскольку экономическая блокада со стороны Запада делала невозможным функционирование неполноценного промышленного комплекса, технологически зависимого от заграницы. Если царская Россия могла закупать авиадвигатели и делать самолеты, то СССР этого уже не мог.

        Таким образом революция 1917 г. была незавершенной до тех пор, пока не была осуществлена индустриализация. Да, большевики захватили власть и утвердили свое господство, благодаря тому, что совершили социальные преобразования, поддержанные 90% населения. Но если бы новая власть не выполнила главную задачу революции – индустриализацию, то удержать власть не помогли бы никакие гулаги!

        Только индустриализация позволила стране выстоять в противостоянии с объединенной Европой в 1941-1945 гг. Ленд-лиз? Не позорьтесь, господа либерасты! Из всех потребных в войне материальных ресурсов от союзников было получено (причем не бесплатно) лишь 4% от их общего объема. К главной задаче революции новая власть приступила серьезно лишь в 1929 г., с принятием первого пятилетнего плана. И в течение 10 лет индустриализация была успешно осуществлена. Да, она была форсированной, то есть делалось все быстро, грубо, на пределе возможностей, не всегда качественно. Но результат – промышленный комплекс полного цикла – налицо! Япония провела форсированную индустриализацию за 30 лет. Цари не смогли выполнить задачу за 60 лет. Сталин уложился за 10 лет, и все плакальщики на тему «а какой ценой?» дружно идут нахуй.

        Либерасты всех мастей проиграли, а Сталин победил. Побежденные теперь утирают кровавые сопли и хнычут, что он победил не честно. Вам кто мешает честно победить сегодня? Давайте, сделайте РФ мировым лидером! Условия просто идеальны — войны нет, кровавых коммуняк с Гулагом нет. Наоборот, именно при кровавых коммуняках был создан тот индустриальный потенциал – авиапром, атомпром, ТЭК, ВПК, космическая отрасль, которые вы можете использовать как плацдарм для прыжка в светлое капиталистическое будущее.

        Итак, давайте перейдем к делам текущим. Революции не происходят просто так. Если революция случилась – значит, назрела необходимость. Скажите мне, какая задача стояла перед революцией 1991 г.? Политические и социальные преобразования налицо – дерьмократия, швабода и социальное неравенство цветут в полный рост. Если вы живете на Рублевке (хотя бы в качестве прислуги) такие изменения вы оцените, как прогрессивные. Я считаю это регрессом. Но это все частные мнения. Вам не интересно мое мнение, меня совершенно не ипет ваше, сколько бы сотен коментов вы не насрали под постом. Давайте говорить о вещах объективных – о тех задачах, которые стояли перед революционерами в деле трансформации экономического базиса, а не социально-политической надстройки общества. Я к вам обращаюсь, крикуны о неэффективности совка. Если при совке экономика была неэффективной, то каким образом новая власть сделала ее эффективнее?

        На самом деле позитивных изменений в базисе нет. Добыча нефти, урожайность, выплавка стали и чугуна и даже вылов рыбы на душу населения упали. Да, уровень жизни у части населения вырос. Во-первых, за счет другой части, во-вторых, уровень потребления вырос не по причине увеличения доступных ресурсов, а по причине ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ. Если при «неэффективном» совке, грубо говоря, 80% всех ресурсов шло в развитие (вопрос об эффективности этих инвестиций обсуждать не будем), а 20% — на потребление, то теперь пропорция поменялась.

        Советские люди жили во имя будущего, а новороссиянское быдло жирует за счет прошлого. Это суровая правда жизни, и никаким фиговым листочком лукавой статистики этот срам не прикроешь. Если основные фонды не обновлять и не модернизировать, то красиво жить можно лишь до тех пор, пока они не будут утрачены. Именно это мы сейчас и наблюдаем. Как у вас дела с зарплатой? Все мои знакомые москвичи стенают: те, кто раньше имел 150 тысяч в месяц, сейчас за счастье почитают получать стольник, при том, что цены выросли за год в полтора раза минимум, а на импорт – почти вдвое. Почему такое происходит только в России? Вроде как во всем остальном мире – экономический рост, хоть темпы роста и падают, а в РФ – не спад роста, а просто спад.

        Нефть упала в цене? Так это же заебись! Значит, соляра должна подешеветь, а потому хлеб, молоко, мясо и крупа станут дешевле, поскольку себестоимость сльхозпродукции заметно снизится. И бензин на АЗС должен подешеветь. Все энергоемкие производства должны показать рост. Нет? А как же законы рынка? Или они в Путирашке не работают?

        На самом деле фундаментальные экономические законы едины и для капитализма и для социализма и для феодализма. Один из базовых постулатов таков: уровень потребления не может быть выше уровня производства. Что роднит РФ и Грецию? Тем, что быдло этих стран жило последние 20 лет не по средствам: русские смачно жили за счет прошлого, проматывая наследство СССР, греки жировали за счет будущего – тупо брали кредиты и прожирали их. В итоге 10 миллионов греков умудрились прожрать $570 млрд. Прощать им никто не собирается. Отдавать все равно придется, причем даже внукам тех греков, что еще не родили своих детей.

        Допустим, Греция объявляет дефолт и выходит из еврозоны, а по факту – и из ЕС. Да, в этом случае долги можно не платить. Но за счет чего жить? Промышленность Греции за годы евроинтеграции, мягко говоря, не процветала. Например, производство стали было сокращено почти на треть, потому что так решили еврочиновники в Брюсселе. Сельское хозяйство, на которое приходится всего 7% ВВП, тоже не в лучшей форме. Правда Греции принадлежит самый большой гражданский флот в мире (25 % всего мирового флота), но тут есть один маленький нюанс. Судовладелец в случае, если Греция объявит дефолт и станет страной-изгоем в ЕС, легко может поменять флаг, порт приписки и даже свое гражданство. Таким образом Греция потеряет основу своей экономики.

        Именно поэтому кредиторы уверены в себе – никуда греки не денутся. Были у власти правые – плясали под дудку кредиторов. Пришли к власти левые – точно так же пляшут. Что с того, что 60% греков на референдуме высказались против кабальных условий предоставлении стране новых кредитов? Да пусть хоть каждый день в Афинах безработные беспорядки устраивают, Ципрас все равно будет сосать предмет у тех, от кого зависит, останется он у власти или будет выброшен на помойку. А зависит это вовсе не от быдла, а от того, получит Греция очередной кредит в 30 ярдов евро или нет. Греция утратила суверенитет над своей экономикой – вот итог 20 лет кредитной халявы.

        В Эрэфии процессы происходят точно такие же, только мы жировали не столько за счет роста внешнего долга (сейчас он составляет $556 млрд.), сколько за счет проедания экономического потенциала СССР. Но проедать бесконечно невозможно. Халява кончилась, именно это вы сейчас и чувствуете на своем кармане. Дальше будет только хуже, и дело не в том, что Путин плохой. Путин вполне хорош – сам ворует, другим дает и быдлу кость швыряет. Проблема в экономической БАЗЕ.

        Так вот, экономический базис, доставшийся Эрэфии от СССР, принципиально не улучшился, а только деградировал. Вовлечение в мировой рынок вернуло нашу страну к ситуации загнивающего царизма, когда в мировом разделении труда нам отводилось место поставщика сырья и низкопередельных полуфабрикатов. Да, пока еще РФ запускает космические корабли (это заслуга совка), правда успешных пусков все меньше и строит АЭС. Но доля локализации в производстве атомных реакторов стремительно падает. Фактически «Росатом» уже не в состоянии производить реакторы без иностранных партнеров, и процесс технологической деградации невозможно остановить. И, еще раз подчеркиваю, весь наш атомный, авиационно-космический и военный хайтек – наследие «неэффективного совка».

        Да, совок сдох, потому что оказался неэффективен. СССР проспал цифровую революцию, «зеленую» революцию, информационную революцию. Да, революция назрела, но нам нужна была ДОГОНЯЮЩАЯ революция, раз уж возможность эволюционного перехода проипали. Нам нужна была модернизация экономики на основе более эффективного разделения труда, широкого внедрения роботизации, переход к цифровым технологиям. Да, назрела необходимость социального апгрейда, политической модернизации общества. Но советская илитка стремительно деградировала и вместо того, чтобы уйти, уступив место новой технократии, принялась всеми силами давить и не пущать то новое, что ей угрожало. СССР в 40-50-х годах был одним из лидеров в производстве компьютеров, самый мощный в Европе компьютер заработал в 1948 г. в Киеве. Но компьютер увольнял сотню чиновников, перекладывающих бумажки. Именно поэтому внедрение автоматических систем управления в СССР не произошло. Партноменклатура не могла этого позволить.

        В общем, жалеть о том, что КПСС была спущена в унитаз истории, не стоит. Вопрос в другом: постсоветская революционная элита решила задачи социальной, политической и, самое главное, технологической модернизации общества? Нет! Имеет место регресс, в том числе и в сфере управления – количество чиновников выросло по сравнению с совком, у каждого на столе компьютер, а качество управления упало ниже плинтуса. Советская система управления показала свою эффективность в жесточайших условиях военного времени. А путинская бюрократия впадает в полный ступор при малейшем отклонении от привычных условий.

        Украинский кризис длится полтора года. Кремль отчаянно сливает по всем фронтам. Отжали Крым? Ай, молодцы! А теперь посмотрим, как решены проблемы региона. Туристический трафик в «докрымнашных» объемах восстановлен? Нет. Проблема электроснабжения решена? Нет. Проблема переправы в Керчи решена? Нет. Проблема водоснабжения решена? Нет. Даже такую ерунду, как обеспечение региона качественной сотовой связью – и то не смогли наладить. Банковская система на полуострове нормально заработала? Нет. Аэропорт в Севастополе заработал? Нет. Безработица снижается? Нет.

        Украинская власть была неэффективная, оккупационная, олигархическая и коррумпированная. А новая власть честная, народная и эффективная? Громкие коррупционные скандалы, сотрясающие сейчас Крым, какбэ намекаэ, что изменения если и есть, то не в лучшую сторону. Поэтому ничего удивительного в том, что «2014 года выглядит для полуострова так: промышленность — почти минус 10%, оборот розничной торговли — минус 8%, строительство — 44,5% от уровня 2013 года» (источник). Может быть, зарплата в Крыму была подтянута до средней российской? Да хрен там – она вдвое ниже! Эйфория прошла. Крымчане думали, что из украинского говна попадут в мед «русского мира»? Всего лишь променяли одно говно на другое. Ну и что, что РФ оказалась не в состоянии наладить снабжение региона продовольствием и организовать работу банкоматов? Ведь главное – что нет войны! Интересно, что скажет зомбоящик, когда начнется война?

        Так вот, то, что советский строй нуждался в модернизации, причем модернизации революционного характера, я спорить не буду. Но никакой модернизации не произшло! Если в начале прошлого века большевикам понадобилось 12 лет, чтобы перейти от захвата власти к решению главной задачи революции – индустриализации, то ебне-путирастическая власть уже вдвое больше времени расслабляется, ничего не делая. А ведь им не пришлось три года воевать с белыми, давить восстания и отбиваться от интервентов. Антанта не воевала с новой Россией, не душила в тисках блокады, а заваливала ее дешевыми кредитами и инвестициями. К власти пришли не Швондеры, а всякие гайдаро-чубайсы – интеллектуальная элита! И где результат?

        Может я чего-то не понимаю? Может быть структурные изменения в экономике произошли незаметно? Так незаметно, что я не вижу изменений и не чувствую их на своей шкуре и кармане? Просветите меня в комментариях, пожалуйста! Только не надо гнать пургу про то, что все дворы заставлены иномарками, которых 20 лет назад не было. Я не подвергаю эффективности схему «нефть в обмен на бусы». Я спрашиваю о модернизации экономической базы. Судя по скорости падения добычи нефти, халява уходит.

        Кстати, в глаза мне бросился такой символизм. В этом году мы будем отмечать 24-летие капиталистической революции 1991 г. Через 24 года после социалистической революции России пришлось выдержать жесткий экзамен (1917+24=1941). Неужто и сейчас пришел срок сдавать очередной зачет на жизнеспособность? (Продолжение следует).
        1. м-н. ПРИКОЛОВ И СМЕШНЫХ ПОДАРКОВ м-н. ПРИКОЛОВ И СМЕШНЫХ ПОДАРКОВ 27 июля 2015, 03:44 # 0
          Андрей, Вы в теме как я посмотрю)) видно увлекаетесь историей и обидой на Россию?:)) напишите что не будь про Жирика я с удовольствием посмеюсь над ним:))
          1. Андрей Андрей 27 июля 2015, 09:06 # 0
            Ельцино-путинский режим 93-го года это вовсе не Россия… России сейчас нету. На кого там обижаться? Субъекта-то нету. Впрочем и мы тоже колония: нас как и Ресурсную Федерацию вкрутили в мировую капсистему в качестве поставщиков сырья и половину доходов от его продажи платим Западу в качестве дани за проигранное противостояние. Мы даже не можем сами кредитовать свою экономику (см. режим внешнего валютного управления «Каренси борд»). Поэтому тенге производный от доллара (по факту он доллар, только с нашим дизайном, чтобы народ не задавал неудобных вопросов).

            Что касается Жириновского, то писать про него (чтоб Вам «с удовольствием посмеяться») не буду, так как персонаж он вовсе не комический, как может показаться. Скажу лишь одно: тот бред, который он несет каждые 10-15 минут рассчитан на удержание внимания. Это обычный прием чтобы слушали, с использованием разрыва шаблона. А вот если его отбросить, то остаются довольно точные прогнозы. Как например эти, сказанные 2005 и в 2008 годах:



            или этот прошлогодний, до сбитого боинга:


          2. Евгений Евгений 28 июля 2015, 01:26 # 0
            О, как сразу пару плющит… 'Знающие не говорят, говорящие не знают'.
            1. Андрей Андрей 05 августа 2015, 01:54 # 0
              В этом материале Кунгуров опять пытается донести до нового поколения ту мысль, которая очевидна для тех, кто знает историю и помнит процессы, приведшие СССР к краху. Россия вновь наступает на грабли своей неспособности разрешить противоречие между новым форматом общественных отношений и отсталым форматом политической надстройки.

              Реформистские иллюзии остались в прошлом. Уже понятно, что кремлёвский режим не только не хочет, но и не может адаптироваться к новой реальности. Разрешение давно назревшего базового противоречия неизбежно ведёт политическую надстройку к самораспаду.


              Революция в России в 1917 г. произошла потому, что режим сдох. Его даже никто особо не свергал, его просто хватил инфаркт. Можно сколько угодно блеять про козни английского посольства и большевицкую агитацию (это при том, что большевики, все 100 человек сидели в цюрихских кабачках и спорили, какое пиво баще). Факт остается фактом: феодальная система управления империей сгнила абсолютно. Феодальная администрация может собирать подушную подать, давить крестьянские бунты, торговать привилегиями купцам или управлять делами церкви. Но феодальная администрация совершенно неспособна управлять сетью железных дорог даже при том, что эта сеть имеется в наличии.

              Тот, кто читал предыдущие посты и не поленился изучить документы по ссылкам, тот уже знает, что последней соломинкой, сломавшей хребет романовской империи, стал кризис железнодорожных перевозок, разразившийся зимой 17-го года. В наличии были паровозы и вагоны, рабочие-железнодорожники не бастовали, дефицита угля не наблюдалось. Однако транспорт погружался в хаос. Настолько, что даже в столицы не завозился в нужном количестве хлеб. Хлеба было даже в избытке, хлеб был в амбарах, а в хлебных лавках буханок не было.

              Питерские домохозяйки пошли в лавку за хлебом, не нашли его, пошли в другую лавку – там тоже шаром покати, так постепенно на улицах собралась толпа домохозяек и они пошли по улице, гневно выражая свое фи по поводу отсутствия хлеба. Вскоре к ним присоединились студенты (им только дай повод пару прогулять!), потом работать прекратили заводы и фабрики – рабочие (мужья домохозяек) тоже вышли на улицы, чтобы выразить протест против низких зарплат (спекулянты взвинчивают цены, а зарплата не растет). Полиция самоустранилась, солдаты петроградского гарнизона перешли на сторону народа. Вот и все, через несколько дней царский режим пал, даже не пернув на прощание.

              Почему так произошло? Потому что госаппарат, который худо-бедно по инерции еще работал в условиях мирного времени, столкнувшись с военными трудностями, умер. Умер, как сердечник, который привык ездить на 5-й этаж на лифте, а когда лифт сломался, не смог осилить 94 ступеньки. Госаппарат был неадекватен, потому что элита яростно противилась социальным преобразованиям в обществе, пытаясь сохранить феодальную сословную структуру. В условиях феодального общества развитие экономики тормозилось, в результате чего страна безнадежно отстала от ведущих стран мира технически, технологически, инфраструктурно, по уровню образования.

              Всю войну Россию преследовал один кризис за другим – то снарядный голод, то нехватка винтовок, то недостаток офицеров, которых спешно пришлось готовить в школах прапорщиков даже из крестьян, умевших читать и писать. В тылу бушевал энергетический кризис, транспортный кризис, продовольственный кризис, финансовый кризис. Когда все эти кризисы слились в один – ипанул системный кризис и система сдохла. Сдох феодализм и похоронил под своими обломками империю.

              Можно ли было сохранить страну? Если бы феодализм отмер лет на 60 раньше – вполне. Но мучительное оттягивание конца делает конец лишь более мучительным. И тут возникает вопрос: а почему в России для индустриального перехода пришлось совершать кровавую и разрушительную революцию, а «нормальные» страны осуществили этот переход без засовывания в прорубь офицеров с привязанными к ногам гирями, взрывов церквей и продразвертки?

              Объясняю предельно доступно: в Британиях-Американиях смена одного технологического уклада другим совершалась в срок. Социальная структура общества изменялась соответственно. Рабство в южных штатах США было экономически целесообразно? Более чем! Производительность труда негров на плантациях была выше, чем у белых фермеров – этот феномен не раз становился предметом исследований социологов, экономистов и психологов.

              Зачем же нужно было отменять рабство? Соображения гуманности тут совсем не при чем. Отмена рабства во-первых, дала мощнейший толчок развитию промышленности, которая получила колоссальный ресурс дешевой, дисциплинированной, крайне неприхотливой и эффективной рабочей силы. Во-вторых возник запрос на механизацию сельского хозяйства. Сколь бы эффективен не был рабский труд на плантациях, но машины были еще эффективнее. На рисунке — паровая молотилка, США, 1870-е годы. В итоге все оказались в выигрыше – аграрный сектор дал промышленности рабочую силу и сырье (хлопок, например), а промышленность обеспечила сельское хозяйство машинами. В результате индустрия и сельское хозяйство пошли в гору, Америка стала экспортировать свои товары сначала в менее развитые страны Западного полушария, а потом стала завоевывать Азию и даже Европу.

              Теперь представьте, что рабство в Америке сохранилось и 50 лет спустя. Что бы это была за Америка? Совсем не та, что мы знаем. Возможно, Соединенных Штатов вообще бы не было, страна могла разделиться на южную конфедерацию и северную федерацию. В чем отличие Юга от Севера? На Юге были очень низкие налоги, примерно в четыре раза ниже, чем в северных штатах. Для бизнеса это было хорошо, а для общества – плохо, потому что в южных штатах не было, как таковой, системы образования (и это в XIX веке!), не осуществлялись в достаточной мере инфраструктурные проекты, прежде всего, железнодорожное строительство. А это уже было очень плохо для бизнеса. Низкие налоги и рабство – хорошо; неграмотное население, недостаток инфраструктуры, отсутствие социальной мобильности – плохо.

              А, собственно, на кой хрен богатому плантатору нужна была эта самая социальная мобильность, образованные нигеры и развитие технологий? У него были тысячи рабов, которые въябывали в поле от зари до заката, обеспечивая ему рентабельность, которая не снилась большинству северных промышленников. Но общество в целом оказалось слабым и неконкурентоспособным, что было наглядно продемонстрировано в ходе гражданской войны 1861-1865 гг., когда рабовладельческий Юг столкнулся с промышленным Севером.

              Да, солдаты южан, возможно, были даже более мотивированы, храбры и организованы, чем их противник, чьи войска состояли в значительной степени из эмигрантов, только что прибывших в Америку и уголовников, выпущенных из тюрем. Но в эпоху капитализма в военном деле господствует логика средних чисел, а вовсе не героизм, мотивация и мастерство махания саблей, оттачиваемое годами. Побеждает та сторона, которая способна мобилизовать больше пушечного мяса, дать больше ружей, больше пушек, быстрее перебросить все это в нужное место. Солдаты плохо обучены, медленно заряжают ружья и несут большие потери? Зато по железной дороге можно быстро доставить пополнение и боеприпасы, и это компенсирует любую глупость «генералов», которые еще вчера были муниципальными чиновниками и сельскими учителями.

              Да, негры после победы северян еще почти сто лет оставались гражданами второго сорта в Америке, однако они получили личную свободу, избирательные права, доступ к системе образования. Был создан даже университет для чернокожих — Университет штата Миссисипи имени Алкорна. Да, для интеграции отсталых южных штатов потребовалась 12-летняя Реконструкция, когда верховная власть на побежденных территориях принадлежала военным. Но результат налицо: сначала США стали самой сильной и богатой страной в Западном полушарии, а через 80 лет после окончания гражданской войны, покончившей с феодальными рудиментами, Америка заявила о своих правах на мировое господство.

              В России освобождение крестьян от крепостного ярма произошло даже чуть раньше, чем в Америке, так же в России не было ни гражданской войны, ни расовых проблем. Однако США демонстрировали бурный рост, а Россия деградировала. Нет, конечно, экономический рост наблюдался и в романовской империи, однако по отношению к развитым странам имел место не рост, а отставание. Это как в спорте: не имеет никакого значения, насколько быстро вы бежите и с каким темпом ускоряетесь, важно лишь то, насколько БЫСТРЕЕ своих соперников вы бежите. А Россия, номинально ускоряясь, все больше и больше отставала от своих конкурентов. В 1861 г. душевой национальный доход в Российской империи составлял примерно 40% по сравнению с Германией и 16% по сравнению с США, а в 1913 г. — уже только 32% от уровня Германии и 11,5% от американского уровня.

              Почему? Потому что русские крестьяне, получив свободу (а крепостными были 37% населения империи – более 23 млн. чел.), не могли ею распорядиться – они не получили земли, доступа к образованию, они не могли уйти в города и стать пролетариями, потому что индустрия развивалась крайне медленно, не могли стать «фермерами», не могли даже жить по-старому, потому что в европейской части страны росло перенаселение, что влекло за собой обезземеливанию крестьян. Именно это привело к тому, что экономическое положение крестьян в результате крестьянской реформы не улучшилось, а ухудшилось. Зато они могли податься на Волгу бурлаками. В России еще в начале XX века бурлаки были рентабельны! Братья Райт еже на ероплане летают, а в Рассеюшке все еще баржи бечевой тягают.

              Почему в США сельское хозяйство бурно развивалось, стремительно осваивались земли на западе страны? Прежде всего потому, что рос спрос на продовольствие внутри страны. Во-вторых, аграрный сектор в Америке изначально строился по принципу товарного хозяйства, то есть продукция производилась для продажи, а не для личного потребления земледельцем, как в России, где господствовало феодальное натуральное хозяйство. Да, целинных земель в России было достаточно – в Казахстане, Сибири. Но организация товарного производства там была невозможна – во-первых, из-за отсутствия внутреннего спроса, который могло создать только массовое перетекание крестьян в города (это произошло лишь в ходе первых сталинских пятилеток), во-вторых, из-за отсутствия транспортной инфраструктуры (железных дорог), позволившей бы вывести урожай для продажи на внешних рынках.

              Да, Россия в начале XX столетия удовлетворяла примерно 30% мирового спроса на пшеницу, в то время, как США имели долю чуть выше 40%. Но значит ли это, что Россия получала доходы лишь на треть меньше, чем Америка? Конечно, нет! Дело в том, что себестоимость производства в России была значительно выше и если русские, продав зерна на рубль, условно говоря, получали доход в 10 копеек, то американцы имели маржу в 30 центов с каждого доллара, вырученного от продажи пшеницы. Это позволяло американцам все больше механизировать сельхозпроизводство, еще больше повышая его рентабельность. В России же такой возможности не было. Да, в крупных товарных хозяйствах юга страны (помещичьих) механизация, хоть со скрипом, но осуществлялась, но десяткам миллионов крестьян она была недоступна в принципе – их уделом оставалась деревянная соха. Доступность дешевого крестьянского труда так же делала механизацию неретабельной. Зачем покупать паровую молотилку, если дешевле нанять 50 батраков?

              Тупые дрочеры на «Россию, которую мы потеряли», воспевая темпы экономического развития романовской империи, обычно обходят стороной такой крайне неудобный для них факт: Аргентина и США экспортировали ИЗЛИШКИ зерна, которое не находило спроса на внутреннем рынке. Экспорт их обогощал. В России же экспорт делал крестьян беднее. Этот феномен даже получил название «голодный экспорт». Чем больше Россия вывозила – тем меньше потребляла. В урожайном 1898 г. согласно данных Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона душевое потребление пшеницы в США составляло 176 кг в год, в России – 48 кг, во Франции – 240 кг. То, что Франция обогнала Америку, не означает, что там люди жили на треть лучше, просто в США в потреблении значительное место занимала кукуруза. Если же смотреть на потребление хлеба, то в 1913 г. в России на человека приходилось 288 кг в год, в США – 699 – разница более чем в два раза. По мясу ситуация была аналогичной – американец кушал в год 70 кг мяса, русский – 30 кг. При этом русские крестьяне потребляли мяса примерно в 6 раз меньше, чем горожане!

              У кого-то еще есть вопросы по поводу отсталости аграрной России от индустриальных стран? Задачей революции 1917 г. было совершение индустриального перехода, и она была успешно выполнена. Но, еще раз подчеркну: повышение уровня потребления – не есть конечная цель революций и эволюций. Цель – повышение конкурентоспособности социума. Уровень потребления – один из показателей успешности общества, но далеко не единственный. Если общество проедает все доступные ресурсы, не создавая фондов развития, оно терпит крах при возникновении неблагоприятных условий. Для их преодоления приходится изыскивать дополнительные ресурсы, которые можно взять только сократив потребление. А кто же добровольно откажется от привычного достатка?

              Так вот, вернемся к вопросу о том, почему в США революции не было, а успех в мировом забеге достигнут. Дело в том, что США стали родиной второй промышленной революции. Первая промышленная революция произошла в Англии в конце XVIII столетия, когда произошел переход от ручного труда к машинному производству, от мануфактуры к фабрике. Первым выражением промышленной революции стал бум текстильной промышленности. Вторым важным этапом стало появление паровоза и переход на уголь, как главный энергоноситель (о роли угля в металлургии я уже писал выше). В результате первой промышленной революции Британия на 100 лет стала безусловным мировым гегемоном, последовательно победив феодальную Испанию, капиталистическую Голландию и капиталистическую Францию.

              Старт второй промышленной революции связывают с изобретением бессемерновского процесса в производстве стали. Первый металлургический завод на основе конвертора Бессемера был построен в Питсбурге (США). Так же именно американцам удалось совершить переворот в энергетике, в ходе которого нефть отодвинула уголь на второй план. Не имеет никакого значения, что лидером по добыче нефти в начале прошлого века была Россия. Россия добывала нефть для других, а не для себя. Кстати, то же самое происходит и сегодня.

              Важным итогом второй промышленной революции стало изобретение конвейера, получившего широкое распространение в Америке. Пионером был знаменитый Генри Форд, давший старт великой автомобильной революции. Развитие автомобилестроения и авиастроения благодаря мощной металлургии и нефтяной промышленности позволили США стать мировой державой N1, последовательно устранив таких конкурентов, как Великобритания, Франция (разрушение колониальной системы), Германии, Японии и СССР.

              Для уничтожения Советского Союза Америке пришлось совершить еще одну революцию – научно-техническую, став безусловным лидером в области компьютерных технологий и телекоммуникаций. Здесь важно отметить, что вместе с экономическими революциями в США совершались и кардинальные социальные изменения. Стартовые условия для научно-технической революции в Америке и СССР были примерно равными, что подтверждается советскими успехами в космической гонке и ядерных технологиях. Но в Советском Союзе неадекватной оказалась именно социальная модель, она «застыла» на уровне индустриального рывка 30-х годов и научного прорыва 50-х годов. Советское общество должно было в постсталинский период трансформироваться. Этого не произошло, и совок бесславно сдох.

              В чем была ущербность советского строя? Покажу это на таком примере. В СССР была создана система наукоградов – закрытых городов, окруженных колючей проволокой, где в условиях максимальной секретности трудились десятки тысяч ученых, работающих над военными и космическими проектами. А в США возникла Силиконовая долина. Да, первые 30 лет ее существования она держалась почти исключительно на госзаказах, прежде всего военных контрактах, но здесь во главу угла был поставлен принцип открытости и творческой инициативы, а в СССР ставка была сделана на закрытость, всем рулил ЦК КПСС, а если что-то партийные боссы считали ненужным, как например персональные компьютеры и телекоммуникационные сети, то эти сегменты высоких технологий и не развивались должным образом. В итоге наша страна отстала от лидера и прекратила свое существование.

              В США общество менялось, причем одновременно с экономикой, поэтому нужды в политических революциях не было. Революции были промышленными, а общественное устройство эволюционировало. В России же общественный уклад тормозил развитие экономики, потому социальная структура «расплавлялась», трансформировалась в ходе политических революций, что давало возможность осуществить модернизацию экономики.

              Да, наукограды отлично показали себя в условиях послевоенного мобилизационного научного рывка, дав стране атомную бомбу, мирный атом, космическую ракету. Но в Америке проект «Манхеттен» уступил место Силиконовой долине, а у нас этого не произошло, да и не могло произойти при сложившемся общественно-политическом строе, когда политическая система и социальная структура общества перестали развиваться. Прекращение развития означает смерть. Это и случилось с совком так же, как ранее с романовской феодальной империей. Именно поэтому в СССР и произошла революция 1991 г., однако революция неудачная, имеющая характер регрессивный, а не прогрессивный.

              Какова же была задача революции 1991 г? Она не выполнена до сих пор – это переход от индустриального к постиндустриальному обществу. Объясню, что это такое. Да, дебилы будут высирать в коментах длинные портянки текста, доказывая, что никакого постиндустриализма нет, наоборот, индустриальное производство наращивается, а на Западе происходит не установление постиндустриального уклада, а всего лишь деиндустриализация, в ходе которой индустрия переезжает в Азию, бла-бла-бла.

              Все эти аргументы – х-ня полнейшая. Разве переход от аграрного общества к индустриальному привел к тому, что люди перестали есть хлеб и мясо? Нет, наоборот, они стали кушать больше. Наоборот, стало распахиваться больше земли, а пастбища стали стремительно расширяться. При индустриализме произошел просто взрывной рост сельхозпроизводства. Но само это производство стало строиться на индустриальных принципах разделения труда, машинном производстве товарного продукта. В эпоху охоты и собирательства первобытные люди просто брали у природы то, что нужно – рыбу, мясо, шкуры. А сегодня рыбу выращивают, тратя корма, электроэнергию и прочие ресурсы, однако это оказывается более продуктивно, чем просто ловить ее сетями. Дикого лосося и осетра в продаже нет. Даже грибы – и те выращивают на специальных фермах, а не собирают в лесу (последнее стало развлечением горожан).

              Переход от одного экономического уклада к другому характеризуется изменением принципов производственных отношений, трансформацией социума, сменой господствующего класса. Мне запомнилась дискуссия по этому вопросу в лагере им Че Гевары в 2005 г., организованном Левым Фронтом. Тупорогие марксисты-догматики гнули свою линию: мол, пролетариат, как был, так и остается революционным классом, более того, его роль значительно возросла, потому что индустрия стремительно развивается, а постиндустриализм – буржуйская выдумка. Да здравствует пролетарская революция, в ходе которой пролетариат захватит средства производства!

              Илья Пономарев (ага, тот самый, что в США сбежал) на своем семинаре выдвинул интересную концепцию, согласно которой передовым классом является информалиат – то есть пролетариат информационного общества – айтишники, научные работники, венчурные менеджеры и т.д. Да, слой этих специалистов очень узок, но и пролетариат 100 лет назад был очень малочисленен по отношению к крестьянству. В современных условиях доминирует не тот, кто производит, а тот, кто изобретает, тот, кто создает технологии, а не тот, кто их покупает.

              Приведу такой пример: айфоны делаются не в Америке, а в Китае и Корее, однако китайцы и корейцы получают ничтожную часть дохода от продажи девайсов, потому что они не контролируют производственную цепочку, не контролируют ИНФОРМАЦИЮ о продукте, который производят. На одной фабрике шатмпуют электронные платы, скажем, GPS-модули. Себестоимость производства модуля – 5 баксов, производитель поставляет его корпорации Apple по 5,1 доллара, и за счет массового производства эти 10 центов маржи обеспечивают ему приемлемый уровень прибыли. На другой фабрике происходит сборка аппаратов. Себестоимость этой операции – 10 долларов, подрядчик получает за каждый телефон 11 баксов, то есть имеет прибыль 1 доллар с каждого произведенного айфона. А вот в фирменном салоне телефон себестоимостью $200 продается по $800-1000. Вот и посудите сами, кто рулит – тот кто производит продукт или тот, кто разрабатывает и контролирует производственную цепочку, сидя в уютном офисе на другом конце света.

              В чем по мнению Пономарева заключается конфликт между передовым классом – информалиатом и реакционным классом – буржуазией? Он заключается в том, что буржуазия ныне является тормозом научно-технического прогресса. В попытках сохранить прибыли, она препятствует свободному обращению информации, то есть не дает информалиату и пролетариату взаимодействовать непосредственно, присваивая себе и авторские права на изобретение и труд пролетариев. По мнению Ильи человечество находится на пороге революционного преобразования: информалиат достиг уже такого уровня зрелости, когда он способен создавать продукт без опеки буржуазии. Для этого должна произойти информационная революция, которая ликвидирует отжившее патентное право, а создание системы глобальной коммуникации позволит информалиату создавать творческие сети, в которых обмен идеями будет осуществляться свободно. Да, изобретатель будет получать доход от своих изобретений, но принципиальный момент в том, что самим изобретением может воспользоваться любой, а не только тот, кто купил эксклюзивное право на него.

              В конечном итоге от этого выиграет все общество – и производители, и потребители, и изобретатели. А буржуазия исчезнет так же, как ушла в небытие феодальная аристократия, владевшая землей и другими людьми по праву наследства. Та страна, которая первая совершит эту информационную революцию, получит возможность стать мировым лидером в XXI веке. Да, сегодня США являются лидером в технологиях, но тормозом развития для них становится общественный строй, принципиально не способный разорвать капиталистические цепи, то есть перейти к обществу информационной открытости. Еще раз подчеркиваю, что общество информационной открытости не означает БЕСПЛАТНОСТЬ доступа к коммерчески актуальной информации, это общество, в котором информация ДОСТУПНА каждому.

              Скажем, я изобрел какую-нибудь нано-батарейку для телефона, работающую без подзарядки полгода. Я не имею право продать свое изобретение корпорации Apple, я могу лишь выложить свое достижение в открытом доступе и назначить цену за него – например, я хочу получать 50 копеек с каждой выпущенной батареи в течение 10 лет. Вы можете усовершенствовать мое изобретение и назначить цену за инновацию – 2 копейки с каждой произведенной по моей технологии единицы продукции. В такой ситуации священная для капитализма частная собственность становится абстракцией. Нет, она, конечно, сохранится, как пережиток где-то на обочине жизни, так же как сегодня сохранился такой рудимент феодализма – церковь. Но частно-собственнические отношения и конкуренция не будут доминировать в обществе, уступив место открытости и творческой кооперации.

              Я не совсем уверене, что именно так Пономарев и говорил 10 лет назад. Но именно так я сейчас его идеи интрпретирую. Теперь представьте, что в новом обществе трансформировалась финансовая система, базирующаяся не на ссудном проценте, а на свободных деньгах; политическая система от буржуазной демократии, перешла к электронному народовластию. Выборы и парламенты ушли в прошлое, законы создаются коллективным разумом (так была создана новая конституция Исландии) – примерно так же, как пишутся статьи в Википедии. Это будет совершенно новое общество.

              Ах да, без технологической революции не обойтись. Мне кажется, что символом третьей промышленной революции станет 3D-принтер. Поясню почему: в мире впервые за всю историю человечества падает энерговооруженность. Люди исчерпали ресурсы для наращивания энергопотребления, значит нужно либо найти принципиально новый источник энергии, например, создать термоядерный реактор, либо сократить энергозатраты. Сегодня массовое производство слишком расточительно – очень много материалов уходит в стружку. 3D-производство практически безотходно и потрясающе энергоэффективно. Да, пока что 3D-принтеры используются лишь на малосерийных производствах – в космической индустрии, производстве элитных автомобилей, высокотехнологичной медицине и т. п. Но в Дубае уже пытаются напечатать на 3D-принтере жилой дом. Это не шутка, это практический эксперимент.

              Соединение же 3D-печати и нанотехнологий открывает такие перспективы, что дух захватывает. Заболел? Скачай из Интернета соответствующий файл, напечатай нано-роботов и выпей их. Фантастика? Я бы назвал это ближайшими перспективами. Когда-то людям и повозка, едущая без лошади, казалась фантастикой, однако многие из тех, кто считал это невозможным, дожили до полета человека в космос.

              В общем, будущее уже наступает, и в этом будущем места РФ нет. Какое будущее ждет Ресурсную Федерацию в случае победы очередной промышленной революции (открытое информационное общество, энергоэффективное производство, генетическое моделирование биологических организмов, наноэлектроника)? Смерть! Если вы, дебилы, не сможете менять нефть на айфоны и колбасу, то как вы будете жить? Хотя Путирашка, разумеется, не доживет до этих уже недалеких времен. Сейчас нефть подешевела до $50 – и экономику ломает, как наркошу, не получившего привычной дозы. Вы, бараны, блеете, что революция не нужна, потому что приведет к распаду страны? Нет, революция – единственный шанс для страны выжить. Вы не хотите революции, потому что вам лично и так хорошо? Хм, римским патрициям тоже было «и так хорошо» и где теперь великая Ромея? Романовская аристократия хотела пересидеть промышленную революцию в своих патриархальных родовых поместьях, спрятавшись под одеялком «духовности и богоизбранности». Итог известен. Советская партократия решила, что железный зановес — хорошая альтернатива Интернету. Чем это закончилось?

              Революция приведет к смерти России? Отлично! Старая Россия должна умереть, а новая – родиться. Я желаю перерождения страны, а смерть – это непременное условие перерождения. Альтернатива такая: смерть и перрождение или смерть и небытие. Иное уже невозможно.

              Революция 1917 г. привела к тому, что феодальная Россия в течении считанных лет стала ведущей державой в рамках IV технологического уклада (эпоха нефти, стали, авто- и авиастроения, атомной энергетики и ракетной техники). Мы проспали первые три технологических уклада, но смогли дать прикурить всему миру в рамках четвертого. V уклад (компьютеры, телекоммуникации, микроэлектроника) мы просрали. Сейчас мир вступает в VI технологический уклад (наноэлектроника, генная инженерия, социогуманитарные технологии), а вы надеетесь занять в нем достойное место с помощью нефтяного насоса и «возвращения к истокам» позднефеодального общества? Нет, ребята, вам в этом случае на планете Земля места нет. Общества, которые не желают меняться, обречены исчезнуть с лица земли.

              Прогресс путем эволюции для России невозможен, потому что сегодня она скатывается назад, а не идет вперед. Переломить самоубийственную тенденцию можно только с помощью политической революции, которая изменит социальную структуру общества и тем самым даст возможность реализовать описанную модель информационной экономики. Нынешняя илитка недееспособна. Нефть можно обменять на айфоны и поместья в Лондоне. Но билет в будущее вам никто не продаст ни за нефть, ни за почку. (Продолжение следует)

              Алексей Кунгуров
              1. Андрей Андрей 15 августа 2015, 19:14 # 0
                окончание А давайте-ка вспомним, что я писал 5 лет назад – про стоимость барреля, про Украину, про «Суперджет», коррупцию и приближение революции. Хоть в чем-то я ошибся?

                Чтобы понять, что революция в РФ неизбежна, не нужно анализировать рейтинги царя и ПЖиВ, общественные настроения, отношения между враждующими кремлевскими башнями и т. д. Можете поверить мне на слово сейчас, а убедитесь в том сами потом – перед революцией рейтинг свергаемого диктатора всегда высок. Общественные настроения накануне взрыва обычно тоже спокойны, бури ничто не предвещает, она начинается буквально на пустом месте. И козни Госдепа тут не при чем.

                Сегодня речь пойдет не об этом увлекательном антураже, а о вещах скучных и малопонятных большинству – об экономике. Описание экономической модели РФ звучит как диагноз смертельно больного социального организма. Я писал это раньше, но не грех и повторить. Идиоты делят страны на прогрессивные и отсталые, ориентируясь на внешний антураж: дескать, страны, исповедующие капиталистический путь развития – прогрессивны, а если они терпят фиаско – значит у них неправильный капитализм, в котором мало свобод, конкуренции, открытости и прочих няшных фишек.

                Ранее я подробно описал современную двуединую капиталистическую систему, основанную на неравноценности обмена, в которой есть общества, отдающие свои ресурсы и труд другим, и, соответственно, общества, присваивающие. Первые могут выглядеть как максимально либеральные и свободные страны, вторые могут быть отягощены пережитками социального государства (это, как вы сами понимаете, не добавляет конкурентоспособности экономике). Однако суть неизменна: страны капиталистической периферии много производят и мало потребляют, страны капиталистической метрополии много потребляют, производя на первый взгляд, очень мало. Вот хоть усритесь, не сможете объяснить, по каким таким объективным причинам в малюcеньком туристическом Люксембурге средняя пенсия $2.500, а в главной мастерской мира – Китае – средняя зарплата всего $600. Разве Люксембург производит хоть десятую часть того, что потребляет?

                Кстати, Рассеюшка так мощно вставала с колен последние лет 15, что по показателю средней зарплаты уже отстала от Китая. Сейчас Путирашку обгоняет Бразилия и Северная Африка. Но это так, к слову. Да, капитализм несправедлив, есть господа и есть господские слуги. Есть эксплуататоры и эксплуатируемые. Есть те, кто ипет и те, кого ипут. Так что декларировать горячую приверженность к капитализму мало, надо определиться, к какой категории относится РФ – к капиталистическим паханам или капиталистическим терпилам.

                Туповатые марксисты видят решение вопроса в мировой революции: мол, страны производящие должны просто перестать обслуживать страны, их эксплуатирующие. Если индустриальное производство из Европы и Северной Америки переехало в Юго-Восточную Азию, то Старый Свет теперь зависим от азиатов точно так же, как дряхлый лорд от своего молодого слуги, который кормит его с ложечки и выносит из-под него горшок. О, это большое заблуждение!

                Дело в том, что географическое расположение производящих мощностей не имеет никакого значения, важно лишь то, кто их контролирует. Кто контролирует – тот и получает гешефт. Хороший пример – производство iPhone (в потребительском обществе вещь почти сакральная). Производятся аппараты в Китае, из США туда доставляют всего лишь несколько компонентов из тысяч потребных, например сапфировое стекло. Можно ли на этом основании считать iPhone китайско-корейским, если его производство локализовано в Азии на 99%?

                Apple не имеет собственных производственных мощностей. Проектируется iPhone и вся прочая техника Apple в офисах Купертино, штат Калифорния, США. Здесь разрабатывают дизайн устройств, ПО и планируют рекламные компании. ВСЁ! Как сказано на официальном русском сайте iPhone, «китайские производители, хоть и имеют лучший в мире потенциал для сборки устройств, но их работа оценивается лишь в одну сотую от общего вклада в создание гаджетов». То есть вот эти десятки тысяч китайцев в стерильных цехах китайского завода в провинции Сычуань (на фото), производящие 400 тыс. девайсов в день, получают лишь 1% от затрат на производство конечного продукта.

                Постиндустриализм – это не исчезновение индустрии, постиндустриальный уклад экономики – это когда основная часть прибавочной стоимости создается мозгами, а не отбойным молотком в шахте. Давайте посмотрим, как это выглядит на примере гиганта постиндустриализма Apple и индустриального гиганта, например «Газпрома». 459 тысяч сотрудников «Газпрома» обеспечили компании в 2014 г. чистую прибыль в размере $3,5 млрд. 80 тысяч дизайнеров, программистов и клерков Apple сделали своим владельцам $39,5 млрд. чистой прибыли. То есть чистая прибыль в расчете на одного сотрудника у яблочного гиганта – $493 750, а у нашего национального достояния — $7 625. То есть рентабельность одного сотрудника, работающего головой, выше в 65 раз по сравнению с туземцами, качающими из недр пердячий газ мертвых динозавров! Вдумайтесь в эту цифру, поцреотические дебилы, воспевающие вставание Рассеюшки с колен!

                Тупые ватники привыкли считать, что Америка вообще ничего не производит, а только печатает баксы. Рухнет пирамида доллара – и США окажутся с голой жопой. Как видим, это представление в корне неверное. В США не только производят очень много, там производят значительно больше, чем в РФ на душу населения. Причем в США производят самый рентабельный продукт в мире – ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПРОДУКТ. Мир легко обойдется без российского газа (про нефть вообще умолчим), его можно будет заменить несколько более дорогим для потребителя иранским, ливийским или ближневосточным газом. Даже если завтра начнется «горячая» война на Украине и поставки газа из РФ будут перекрыты полностью, в Европе расконсервируют угольные электростанции и произведут энергию за счет менее рентабельного и более «грязного» топлива. Газ, уголь, дрова – всего лишь топливо, конечный же продукт – тепло в домах и электроэнергия никак не меняют своих свойств в зависимости от способа производства.

                Но чем можно заменить iPhone? Ничем, это продукт уникальный. Да, есть суррогатные аналоги, если можно так назвать, андроидфоны, но почему-то потребители предпочитают покупать о-о-о-о-чень дорогие айфоны вместо дешевеньких китайских смартфонов. В этом тоже заключается отличие постиндустриальной экономики от индустриальной. При индустриальной выигрывает при прочих равных тот, кто предлагает более ДЕШЕВЫЙ продукт, а в постиндустриальном укладе рулит тот, кто предлагает УНИКАЛЬНЫЙ продукт. Samsung, LG, Lenovo, Huawei и прочие могут конкурировать друг с другом за счет цены на свои девайсы, поступаясь своей прибылью, а Apple продолжает наращивать стоимость своей продукции, потому что их продукт обладает уникальными свойствами.

                Сравнение Apple и «Газпрома» тем более наглядно, что у этих предприятий гигантский разрыв в соотношении между оборотом и чистой прибылью: У американской корпорации чистая прибыль составляет 21,5% от оборота, в то время как у газового гиганта всего 3,4%. Стоит обратить внимание на принципиально важный момент – у «Газпрома» значительная часть производственных издержек приходится на ресурсы, которые расходуются на добычу и транспортировку газа, а у крупнейшей американской компании основная статья расходов – ЗАРПЛАТА ПЕРСОНАЛУ и подрядчикам. То есть Apple – это гигантский пылесос, который за год высосал со всего мира $183 млрд. и отдал их в руки американцев напрямую в виде зарплаты, дивидендов или налогов. В минусе пожалуй лишь сожженное электричество на кондиционирование офиса компании да тот самый «1%», что достается азиатам, штампующим девайсы.

                Издержки на добычу у «Газпрома» растут, запасы истощаются, рентабельность падает, менеджмент деградирует. Финансовое состояние компании характеризуется одним емким словом – банкрот. Все потому, что добыча углеводородного сырья в XXI веке – это такое же «передовое» производство, как, например, производство перца или шелка. А ведь каких-то 400 лет назад доставка перца в Европу обеспечивала 1000% прибыли! Да, человечество не сможет обойтись без перца и при постиндустриализме, спрос на него даже на три порядка выше, чем в феодальную эпоху. Однако ни одну страну мира не делает передовой и сильной наличие полей, где выращивается черный перец. В прошлом столетии рулили страны, контролирующие запасы углеводородного сырья, сейчас рулят те, что контролируют производство каких-то электронных потребительских фетишей. Нравится вам это или нет, но это – факт.

                США – та страна, что может первой шагнуть в постиндустриальную эпоху. Сложно сказать, началась она или еще нет. Мне близка такая точка зрения: постиндустриальная эпоха начнется тогда, когда в широкий обиход войдет наноэлектроника и промышленное 3D-принтирование. Нанотехнологии обещают революцию и в энергетике. Еще три года назад я скептически относился к солярному электричеству. В середине 70-х годов нобелевский лауреат Петр Капица обосновал невозможность существования современной цивилизации на энергии с низкой плотностью (количество произведенной энергии на единицу земной поверхности). То есть, образно выражаясь, если мы всю потребную нам энергию захотим получать от солнечных батарей и ветряков, то нам придется всю поверхность земли занять солярными и ветровыми электростанциями – так много человеку нужно энергии, что не останется места для лесов, полей и вообще для жизни. Углеводородное топливо – это та же энергия солнца, однако в концентрированном выражении, накопленная в результате биогенеза за сотни миллионов лет. Поэтому этот источник энергии мог удовлетворить человека в индустриальную эпоху.

                Характерной чертой постиндустриальной эпохи будет резкий всплеск энергоэффективности (именно поэтому я считаю, что она еще не наступила). То есть полезный выход энергии увеличится при том, что валовое производство энергии снизится. Для тех, кто не понял, поясняю: сегодня для производства энергии тратится все большее количество энергии. Чтобы добыть 10 бочек нефти, надо сжечь одну бочку (подробнее см. мои посты по тегу нефть, где раскрыто понятие EROEI), а полученные 9 бочек нефти тратятся на то, чтобы добыть из земли и обработать мегатонны полезных ископаемых, перевезти их на десятки тысяч километров, произвести индустриальным способом много нужных вещей, переведя половину сырья в стружку, после чего полезные вещи должны быть доставлены потребителю. Еще энное количество энергии тратится на утилизацию выброшенных на помойку товаров.

                В новую же эпоху массовое производство будет строиться на конструировании материалов с заданными свойствами из атомов. Энергозатраты в перспективе снизятся на два порядка, ресурсоемкость – неще больше. Хотите наглядную иллюстрацию? Вспомните фильмы про войну – разведчики уходят в тыл врага с тяжеленной радиостанцией за плечами, а массивные батареи для нее несет вся разведгруппа. Потеря рации означает провал миссии. Сели батареи – надо отправлять самолет, чтобы он сбросил запасные элементы питания. Все это колоссальные затраты мышечных и машинных сил. Сегодня спутниковый телефон весит в 50 раз меньше, чем очень хорошая для своего времени радиостанция «Север-бис». Но если эта рация весила 2 кг, а анодная батарея БАС-60 к ней тянула 6 кг, то теперь гораздо более емкая и мощная литий-полимерная батарея будет весить грамм 300. Ну а для современных средств связи достаточно и 50-граммового аккумулятора, заряжаемого при необходимости от компактной солнечной панели. Таким образом, возможности радиосвязи выросли в сотни раз, а ресурсоемкость средств связи снизилась в десятки.

                Нанотехнологии обещают повысить эффективность аккумуляторов и солнечных панелей еще на порядок. Так вот, почему я вспомнил Капицу. Он не отрицал того, что «зеленая» энергетика способна удовлетворить потребности человечества, он лишь констатировал: «Чтобы это было рентабельно, надо понизить затраты на несколько порядков, и пока даже не видно пути, как это можно осуществить». Прошло 40 лет – и себестоимость солнечной энергии снизилась в 200 раз! КПД солнечной батареи достиг 44,7% против 1% в 70-х. Да, это рекорд чисто лабораторного характера. Да, сегодня пластины на арсениде галлия, позволяющие поглощать 40% солнечной энергии, баснословно дороги. Но теперь «видны пути, как это осуществить». Нанотехнологии в очень скором времени позволят собирать из атомов поликристаллы, которые будут эффективно аккумулировать солнечную энергию даже в высоких широтах при пасмурной погоде (монокристаллы эффективнее улавливают прямые солнечные лучи).

                Так вот, ребята, когда это произойдет, а произойдет это очень скоро, «Газпром» превратится в хлам. В лучшем случае промышленную инфраструктуру удастся превратить в музеи и туристические достопримечательности, каковыми в Европе стали ветряные мельницы и фабрики XVIII столетия, работающие на водяной энергии.

                РФ – страна, живущая исключительно за счет экономики вчерашнего дня, причем за счет самого примитивного его сегмента – добычи сырья. Развиваются ли в России перспективные технологии, та же нано-индустрия? Да, развивается. Каким бы мудаком ни был Чубайс, как бы ни воровали на «Сколково», сколь бы уныло ни выглядел «Ростех», но ростки нового технологического уклада у нас есть. Однако проблема та же, что и у дряхлой романовской империи 100 лет назад: да, темпы развития российской экономики были рекордные, однако отставание от передовых стран Запада возрастало по всем направлениям. Корень проблемы заключался в том, что Российская империя не обладала индустриальным комплексом. От того, что Попов одним из первых изобрел радио, русским было ни тепло, ни холодно, потому что передовая радиопромышленность существовала в Германии, а удел русских – поставки немцам меди, которая требовалась радиопромышленности. Даже не медной проволоки, а именно меди, а порой даже медной руды, поскольку технологии обогащения руды в России были примитивные.

                Что нужно для того, чтобы шагнуть в постиндустриализм? Как ни странно – индустрия. Вы привыкли к клише, что на Западе происходит деиндустриализация. Термин совершенно не верный. На Западе происходит эффективное разделение труда: в Калифорнии делают дизайн и ПО для айфонов, а индустриальное производство находится в Азии. Это единая ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ЦЕПОЧКА. Однако азиаты получают 1% гешефта, а «белые воротнички» в Америке – 99%. И вокруг этих «белых воротничков» возникает постиндустриальная экономика услуг. Но сама-то индустрия с миллионами рабочих никуда не делась! На фабриках Foxconn, где осуществляется сборка электронного ширпотреба, трудится более 1,2 миллиона работников. И, кстати, чистая прибыль компании такая же, как у «Газпрома».

                То есть «старая» индустрия на Западе не исчезла, она лишь переместилась, стала более компактной и роботизированной, но владеют гигантскими заводами и металлургическими комбинатами те же лица. Как известно, крупнейшим собственником Apple является корпорация Vanguard. Мне даже лень исследовать структуру собственников Foxconn, я и так с уверенностью скажу, что одним из владельцев компании будет все тот же Vanguard. Китайцы производят, но не владеют средствами производства. А американцы формально почти ничего не производят, однако именно американские инвестиционные корпорации и банковские синдикаты контролируют все ключевые отрасли мировой экономики. Это факт. Очень скоро вы с удивлением обнаружите, что и «российским» ТЭК почему-то рулят иностранные менеджеры.

                Поэтому американцы могут позволить себе похоронить автоиндустрию в Детройте. Да, для отдельного города это – катастрофа. Но в масштабах страны – всего лишь оптимизация. Ведь американские компании контролируют большинство мировых автогигантов. И эти автогиганты, так же как заводы Foxconn в Китае, производят продукт за свой символический «1%», а главными выгодоприобретателями становятся американские дизайнеры, разработчики ПО для бортовых компьютеров и банкиры, раздающие автокредиты.

                На Западе нет и не было деиндустриализации, мировая индустрия все так же контролируется Западом. А вот в России происходит деиндустриализация в чистом виде – то есть УНИЧТОЖЕНИЕ экономики индустриального уклада. Индустрия – это та почва, на которой произрастает дерево постинудстриальной экономики. Представьте себе, что в России изобрели супер-пупер-инновационный наноматериал – крепкий, как сталь, и легкий, как пластик. Может ли наш авиапром убить всех своих конкурентов, делая самолеты из нового суперматериала? Нет. Потому что российский авиапром – это жутко отсталый, стремительно деградирующий комплекс, не способный конкурировать не то что с американским авиапромом, но даже с бразильским!

                Не откажу себе в удовольствии макнуть в парашу хомячков Фрицморгена и прочих дрочителей на Пуйло и вставание с колен. Вы так трогательно гордитесь «Суперджетом», но почему-то забываете о том, что его производство уже 10 лет приносит лишь убыток. Чистый убыток ОАК за 2014 г. – $220 млн. А вот бразильский Embraer получил за тот же период $334 млн чистой прибыли. Это не удивительно, учитывая, что компания произвела за год 92 коммерческих лайнера и 116 бизнес-джетов против 35 «Суперджетов» в ОАК. На «Суперджете», похоже, уже поставили крест, потому что удельный вес иностранных компонентов в машине – 60-80%, и падение рубля делает его производство нерентабельным в принципе.

                Кстати, цифра в 35 произведенных машин – это циничное наипалово путинской пропаганды. Все мировые автопроизводители планируют производство, исходя из имеющегося портфеля заказов. Авиакомпании стоят в очереди, рассчитывая получить машины через пять и более лет. И только один завод в мире в Комсомольске-на Амуре, где клепают «Суперджеты», работает «на склад». Да, сделали 35 машин, однако 8 из них так и остались невостребованными. Всего же на хранении – 15 невостребованных машин. Это какой-то не поддающийся осмыслению лютый писдец – ОАК, присосавшись к бюджету, увлеченно производит то, что не нужно рынку, чтобы эффективные менеджеры могли разворовать госсубсидии и госинвестиции – вот истинный смысл путиномики! Выход на рынок китайского ARJ21 не сделает хуже «Суперджету» — хуже быть уже просто не может.

                Я об этом писал три года назад, пропутинское хомячье высрало сотни коментов, похваляясь тем, как ОАК будет клепать по 60 лайнеров в год. Ну и кто из нас оказался прав, дурачки? Куда вам, ватные дебилы, просравшие советский авиапром, передовой для своего времени, тягаться не то что с корпорацией Boeing, поставившей в прошлом году заказчикам более 700 гражданских лайнеров, а хотя бы с китайцами и бразильцами?

                Так вот, об индустрии. США с легкостью отказались от производства маломаржинального индустриального ширпотреба, типа легковых авто, но даже в мыслях не имели переводить в Азию свой ВПК и аэрокосмический комплекс. Причина в следующем: автомобили в XXI столетии – продукция с минимальной добавленной стоимостью, а вот самолет – совсем другое дело. Для производства автомобиля, себестоимость которого 9,5 тысяч долларов, а рыночная цена – 10 тысяч, американская рабочая сила слишком дорогая. В цене машины, грубо говоря, 50% — стоимость ресурсов и энергии, а 50% — стоимость труда, поэтому удорожание труда на 10% переводит производство авто в разряд убыточного. Самолет же продается за 100 миллионов при себестоимости в 50 миллионов, Даже если американский рабочий будет получать в 5 раз больше китайского, производство все равно будет рентабельно. Но китайский рабочий в принципе не может составить конкуренцию американскому, потому что Boeing – мировой монополист, разделивший рынок больших авиалайнеров с Airbus.

                Поскольку в США сохраняется и развивается авиапромышленный комплекс, то даже если российские нано-ученые совершат прорывное изобретение в области авиационных материалов, воспользуется этим изобретением именно Boeing. Сегодня ВСМПО штампует для американцев титановые заготовки за символический «1%»; будут там делать нанокорпуса за тот же «1%» — принципиально схема туземной экономики не изменится. Гешефт будет доставаться тому, кто КОНТРОЛИРУЕТ ПРОИЗВОДСТВЕННУЮ ЦЕПОЧКУ, а не тому, кто делает в ней одно звено, пусть даже и супер-пупер-уникальное.

                Почему я вспомнил о Boeing? Скажите, что выгоднее – качать дармовой газ из-под земли или делать самолеты? Конечно, делать самолеты – с этим даже тупорылая вата спорить не станет. И цифры это подтверждают: корпорация Boeing (160 тыс. сотрудников) в 2014 г. получила чистую прибыль в $5,45 млрд. против $3,5 млрд. у «Газпрома», эксплуатирующего природную ренту. Чистая прибыль на одного сотрудника у американских авиастроителей –$34 656 – в 4,5 раза выше, чем у «Газпрома». Почему же в РФ самолеты строить нерентабельно, а качать газ – вполне себе выгодно? Да потому что в РФ происходит деиндустриализация, то есть уничтожение высокопередельной индустриальной экономики и возврат к экономике природной ренты, а это, блять, уклад, свойственный ФЕОДАЛИЗМУ!

                Специфика рентной экономики в том, что она не признает долгосрочных вложений, требуя максимально быстрой отдачи от инвестиций. Если у вас есть завод, вы не будете вкладывать в его модернизацию 100 миллионов, чтобы через 10 лет отбить затраты и выйти на рентабельность 10% в год. Вы просто сдадите станки в металлолом, а корпуса продадите под торговый центр, получив таким образом единовременную прибыль в 10 миллионов при НУЛЕВЫХ инвестициях. Да, рентабельность будет выше, чем при нормальном хозяйствовании, но лишь до тех пор, пока вы не утилизируете все заводы. Таким образом, за четверть века советская экономика была уже утилизирована в достаточной степени, чтобы сделать Рашку нежизнеспособной страной. Текущий нефтяной кризис по самым оптимистичным прогнозам продлится не менее 5 лет – этот срок рентная экономика РФ не переживет. Это даже не прогноз, это констатация неизбежного факта. Я писал об этом и три, и пять лет назад. Дебилы крутили пальцем у виска: мол, Кунгуров ипанулся, баррель через 5 лет будет стоить минимум 200 баксов. А как вам цена в 48 зелененьких за бочку? И что вы запоете при цене в 40?

                Для индустриальной экономики низкие цены на энергоносители – благо. Для феодальной рентной экономики – приговор. Индустриальная экономика – это экономика высокой прибавочной стоимости, когда в цене конечного продукта доминирующую часть занимает стоимость труда. Постиндустриальная экономика – экономика сверхвысокой прибавочной стоимости, когда в конечной цене основная часть – доля ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА. А феодальная экономика ренты – экономика отъема ресурсов у природы. В цене барреля доля труда нефтяника – ну, пусть 10%, остальное – подарок природы.

                Смертельная слабость РФ в том, что страна продает не свой труд, а свои ресурсы. Дело даже не в том, что ресурсы стремительно иссякают. Дело в том, что эти ресурсы можно просто отобрать. НЕ ПОЗВО-О-О-О-ОЛИ-М-М – хором орут тупорылые ватники – да пусть НАТО только сунется – сразу писды получит!!! О, нет, никто не будет оккупировать Сибирь, чтобы забрать вашу нефть (впрочем, она давно уже не ваша). Чтобы ее забрать, достаточно просто опустить цены на нее – и вы, позорные терпилы, будете отдавать ее не то что за бесценок, а себе в убыток. На кой хер вас оккупировать? Вы, рабы, и так ибашите за миску баланды. Оккупация РФ экономически нецелесообразна, поскольку содержание оккупационного контингента – есть издержки, которые увеличат стоимость изымаемого у туземцев сырья.

                90% экспорта из РФ – низкопередельные полуфабрикаты и сырье – нефть, газ, мазут, алюминий, металлопрокат, да те же медь, лес, зерно, как и 100 лет назад. Половина доходов бюджета – выручка от продажи нефти и газа. Сейчас цены на углеводородное топливо упали. И в РФ мы наблюдаем удивительнейшую картину: добыча и экспорт РАСТУТ!!! То, что растут цены на АЗС – понятно, быдло должно из своего кармана компенсировать выпадающие доходы эффективных менеджеров. Но почему растет экспорт при упавших ценах? Элементарная логика подсказывает, что при этом цены упадут еще ниже. Надо бы на время и добычу снизить, и вентиль на экспортной трубе слегка подзакрутить. Зачем отдавать за бесценок то, за что завтра можно выручить полновесный нефтедоллар? Ведь вы же верите в светлое завтра?

                Это невозможно. Кремль не контролирует экономику РФ несмотря на то, что ТЭК формально находится под контролем государства. Во времена путинской стабильности и нефтегазовой халявы, длившейся более 10 лет, наши «государственные» нефтегазовые монстры нахватали кредитов на десятки миллиардов долларов. Если вы, идиоты, думаете, что они пошли на инвестиции и обновление основных фондов, то ошибаетесь. После нехитрых комбинаций эти деньги ушли обратно на Запад и материализовались в виде дворцов и яхт новой феодальной знати. И вот как раз сейчас эти долги приходится отдавать. За ваш, идиоты, счет. Хапнула Роснефть 50 ярдов, чтобы выкупить ТНК у ВР, которую ей продали за смешные $7,5 млрд, когда баррель стоил 100, а отдавать приходится с процентами, когда баррель проседает ниже 50. Объявить дефолт никак нельзя – рухнет вся экономика РФ. Вот и приходится насиловать истощенные месторождения только для того, чтобы расплатиться с европейскими банкирами, которые на всякий случай решили еще и отлучить РФ за «крымнаш» от кредитной сиськи.

                Не один мускул не дрогнул на чекистской харе Пуйла. Пуйло сказало: «Спокуха, ребята, нам поможет Китай, за ценой мы не постоим». И не постояли. Китай дал кредит Роснефти на условиях, которые тщательно скрываются, а взамен потребовал гарантию поставок нефти по сниженным ценам до 2030 г. Когда баррель стоил $105, китайцы получали от Игорька Сечина «черное золото» по $60. Вчера баррель просел до $48. Если формула ценообразования осталась прежней, желтые братья получают нефть по $25, а это уже за гранью рентабельности. Да пох-й, зато у Пескова часики за 37 лямов.

                Сырьевая экономика ущербна тем, что ее принципиально не может контролировать тот, кому она формально принадлежит. Все в руках потребителя сырья. Покупатель назначает туземцам цену на их бананы и баррели. Это правило не имеет исключений, все сырьевые туземные экономики находятся в жопе либо готовятся там оказаться. Феномены вроде Кувейта или Саудовской Аравии объясняются наличием громадных запасов сырья при маленькой численности населения. Но это временное явление.

                Выводы: в начале цикла статей о неизбежности революции в РФ я постарался максимально доходчиво описать ситуацию столетней давности, когда экономика Российской империи стремительно развивалась, однако разрыв между нею и передовыми странами Запада нарастал. Россия шла вперед, но все больше и больше отставала. Россия становилась сильнее, чем была вчера, но слабела по отношению к соседям. В итоге страна ПОЛНОСТЬЮ утратила внешнеполитическое влияние, потерпела ряд унизительных военных поражений, в том числе от азиатской Японии. Российская империя настолько утратила суверенитет, что вынуждена была вступить в Первую мировую войну со своим крупнейшим торговым партнером (Германией) исключительно в интересах своих кредиторов. Однако правящий режим оказался неспособным контролировать ситуацию в стране в неблагоприятных военных условиях и рухнул.

                Сейчас положение гораздо более катастрофическое: РФ не развивается медленнее, чем соседи, она деградирует. Мы не отстаем в гонке к постиндустриальному обществу, мы скатываемся к рентной экономике феодализма. Рентой стало все. Власть – тоже рента, система власти в Путирашке копирует модель допетровской бюрократии, когда волости и края отдавались «в кормление». РФ стремительно деградирует социально, экономически, технологически, научно и инфраструктурно. Страна подыхает. «Вылечить» ее никакими реформами уже невозможно.

                В конце XIX века альтернатива была такой: индустриализация или смерть. Для осуществления индустриализации потребовалась смерть романовской империи и революция. Сейчас альтернатива в следующем: «постиндустриализация или смерть». Переход к постиндустриальной экономике знаний с помощью политического и социального инструментария феодального общества невозможен. Эволюционное развитие невозможно. Следовательно, необходима социально-политическая революция. Российская империя рухнула, не справившись с трудностями военного времени. Путирашка издыхает без всякой войны. Будете и дальше прятать голову в песок, убеждая себя, что все будет путем: баррель по 200, а доллар по 30, и заживем, как встарь, меняя нефть на бусы?

                Я вам, ватным дебилам, напомню, что стало с папуасами, когда у них кончилось золото для обмена на стеклянные бусы – их вырезали или обратили в рабов. Вот в этом и заключается ваше будущее. А кто вас будет вырезать или бить кнутом на нефтяных плантациях – американцы, китайцы или эффективные менеджеры из туземной администрации – не важно.

                Вы все еще трусливо блеете, что революция – это зло, «патамушта не хотим распада и стрельбы»? Да мне посрать, что вы хотите, а что не хотите, я подожду, пока вы не начнете синеть с голодухи. Революцию в России будет делать тупая, агрессивная от голода вата. А сохранится ли Россия, как историческая общность, будет зависеть от того, выполнит ли революция свою задачу – переход к постиндустриальной экономике знаний и восстановление индустриальной базы.

                Я не пытаюсь убедить кого-то в том, что я прав, мне смешны феерически тупые возражения либерастов, охранителей, застабилов, пуйлососов, дрочителей на совок или на великое православное прошлое. Я знаю, что абсолютно прав. Смысл моей писанины – дать вам возможность адекватно воспринимать реальность – это поможет вам выжить. А если вы сдохнете, так в этом не будет никакой трагедии, все равно вы сейчас годитесь только на удобрение. На планете живет 7,1 миллиардов человек. Если исчезнут русские – население будет 7,0 миллиардов. Велика ли потеря для человечества?

                Алексей Кунгуров
                1. Дмитрий Дмитрий 11 апреля 2016, 11:16 # 0
                  Да, судя по вашим довыдам вы вообще не считаете Россию за великую державу, а это вообще страна которая в составе СССР победила фашизм, сегодняшняя армия в России вторая после США, сейчас у населения появилось чувство патриотизма и гордости за свою страну в отличие от 90-х годов 20 века, экономику осталось наладить ну к этому шаги делаются если еще лет 15 назад страна на 80% зависила от от продажи нефтепродуктов, то на сегодняшний день этот показатель составляет 55%, и поэтому экономика уже пережила пик в конце 2014 года когда доллар поднимался в районе 90 рублей сейчас идет медленный, но подъем, граждане России почувствовали на себе конечно сокращение доходов, но это произошло первый раз за 15 лет правления Путиным, и до этого кризиса доходы граждан России были в среднем на порядок выше чем даже у нас в Казахстане, Россия не повторит своей ошибки которая была при распаде СССР, сейчас у руля стоит тот президент которым гордиться не только Россия, но и большинство стран мира, поэтому у России большое будущее.Что касается отношении с Украиной, то со временем они наладятся когда к власти придут нормальные и независимые от США политики.
                  1. Чупс Чупс 11 апреля 2016, 14:04 # 0
                    Опубликованный текст принадлежит перу российского блогера Алексея Кунгурова, а он популярен тем, что режет правду-матку через-чур резко. Но в общих выводах не согласится с ним нельзя: существующая феодальная надстройка в РФ-ии не соответствует требованиям момента. Нынешняя российская «элита» не способна выиграть в начавшемся соревновании 6-ого технологического уклада, как неспособна была провести индустриализацию российская аристократия сто лет назад. Поэтому ветер истории и снёс её. Аналогия с ситуацией начала 20 века близка с нынешней ситуацией — технологическая зависимость от запада, отсталость экономики, «ориентированная на Париж» (сейчас на Лондон) не отвечающая реалиям «элита».

                    Теперь по вашим тезисам:
                    1. Нынешняя ресурсная колония РФ-ия и победивший фашизм СССР — суть есть разные государства, с разными целеполаганием и ценностями. Что будет кричать в бою современный россиянин? «За Абрамовича!»?
                    2. Если телевизор вещает, что сегодняшняя российская армия «вторая после США», то это не означает, что так и есть. Может вторая после США — армия Израиля? Которая освоила современные методы войны — сетецентрические операции и циклы Бойда. И уже более 20 лет использует в операциях беспилотники. А российская армия только-только беспилотники стала применять, да и то, насколько знаю, старые израильские модели.
                    А третья может швейцарская? Где каждый мужчина (от продавца до президента) ежегодно проходит военные сборы и у каждого дома в шкафу автомат стоит? К ним даже Гитлер не рискнул полезть…
                    Вы скажете, что мол у России есть ядерное оружие. Ну и что? Куда его применять? И что дальше?
                    То, что вы видели по репортажам в Крыму «зеленых человечков» и полагаете, что это и есть российская армия, так вот вынужден Вас разочаровать — это ЧВК. То есть наемники, частная армия.
                    3.Вы вот пишите, что «экономику осталось наладить». Так вот это самое и главное. Пусть экономику сначала подымет. А чем занимался ВВП все 15 лет? Правильно, проедал вместе со страной и друзьями нефтегазовую ренту. Сейчас российское правительство сидит на жопе и ждет когда цена на нефть опять подымется. Гениально!
                    4. «Доходы на порядок выше»… Вы хоть понимаете, что «на порядок» — это в десять раз больше. Не было никогда такого разрыва.
                    5. Может кто-то там и гордится Путиным, только надо вспомнить кто и зачем его поставил (операция по поиску преемника в 1999 году, когда семья перебирала множество персонажей — Немцова, Степашина, Кириенко и еще сотню, пока наконец не вытащили ВВП и сделали ему рейтинг всего за 4 месяца с 2% до 40%! Вот что телевидение животворящее делает!). РФ-ия по факту с октября 1993 года — олигархическое, антинародное государство, все остальное — телепропаганда.
                    6. Будущее у России может и есть, только если она сможет преобразоваться. В том формате, котором существует сейчас, её ждёт крах, о чём с доводами и пишет блогер Кунгуров.


                Афоризм дня

                Если вы хотите, чтобы жизнь улыбалась вам, подарите ей сначала свое хорошее настроение. Спиноза

                Гражданин РК «Мелочь, а приятно.» оставил комментарий к теме «Ермек Тайчибеков осуждён на четыре года»

                От редакции

                Использование материалов возможно только при наличии активной ссылки на городской портал «Семей Сити».

                Ответственность за содержание комментариев несут их авторы.

                Наш адрес: РК, г. Семей, ул. Ленина, 18
                Тел.: +7 (7222) 52-63-75, факс: 52-09-26
                Электронная почта: info@semey.city

                Посещаемость

                Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика